Skip to main content

Школьные страсти: вчера и сегодня

№04 20.01.2011

Воспоминания о школьных годах не оставляют равнодушным, наверное, никого. Не всем из нас довелось побыть учителями, но всем приходилось быть учащимися. Впечатления от школьного периода жизни у каждого остаются свои. С годами многие из них причудливо переплетаются, приобретая удивительно мифологическую картину.

   Система народного образования — один из наиболее консервативных общественных институтов. Однажды заложенные традиции могут в неизменном виде существовать десятилетиями. Но любое явление когда-то имело свою исходную точку. Так и современная система образования складывалась в определенных условиях и под влиянием поставленных перед нею совершенно конкретных задач. Одной из характерных черт школьного дела является совместное обучение мальчиков и девочек. Смешанное обучение почему-то считается каким-то достижением, своего рода завоеванием, свидетельствующим о равенстве прав женщин, гражданских свободах и так далее. Насколько это так? Для ответа на этот вопрос нам необходимо хотя бы в самых общих чертах представлять себе историю отечественного образования.

 

Сто лет назад о смешанном обучении в России не могло быть и речи. Тогдашняя система народного просвещения четко делила учебные заведения на женские и мужские. Характерной особенностью дореволюционной России являлось существование специализированных средних учебных заведений: гуманитарных гимназий и реальных училищ. При этом выпускники гимназий могли поступать только в гуманитарные вузы, а реалисты только в технические.

  Конечно, состояние образования в Российской империи не нужно идеализировать. Абсолютное большинство детей и подростков вообще оставалось за порогом школы. Основное их обучение происходило в рамках семьи, где они, в общем, получали достаточно сведений для адаптации к жизни. Даже введение всеобщего начального образования планировалось завершить к концу 1920-х годов. Пришедшие к власти большевики реализовали эти планы только к концу 1930-х годов.

   Разумеется, в развитии школьного дела Россия уступала более развитым странам Европы. Но ведь смотря с чем и с кем сравнивать. Помимо великих держав существовали еще десятки стран Латинской Америки, Восточной Европы и Азии. На фоне целого ряда государств, проводивших в начале XX века ускоренную, догоняющую модернизацию целых секторов своей хозяйственной и общественной жизни, самодержавная империя, в общем-то, мало выделялась. В странах с древнейшей культурой, таких как Испания или Италия общая грамотность населения принципиально от России не отличалась. Таким образом, широко распространенное представление о лапотной безграмотной России, прозябающей на задворках культурной сияющей Европы, является в основном мифом. Создан он советской пропагандой с легкой руки самодовольных интеллигентов, большую часть своей жизни проведших как раз за границей и весьма смутно представлявших себе, что же это за страна Россия, которую они так дружно пытались смешать с грязью. При этом, нисколько не брезгуя жить за счет именно «этой страны».

   Ситуация резко изменилась в 1920-е годы, когда в Советской России бурными темпами пытались создавать нового человека. Одной из заявленных целей в это время становится стирание различий (!) между мужчиной и женщиной. В чем конкретно данная цель состояла и то, каким образом ее пытались реализовать, не очень понятно. Роль одного из основных инструментов в деле создания нового человека отводилась советской школе. Возглавляли этот процесс две бывшие революционерки: Крупская и Коллонтай. Идейным вдохновителем выступал идеолог мировой революции Лев Троцкий.

   И в 1920-е, и в 1930-е годы различные эксперименты сыпались на народное просвещение как из рога изобилия. О большей части из них сейчас как-то не принято вспоминать. А зря. Очень любопытна история с попыткой политического руководства со стороны комсомола. В соответствии с требованиями марксизма, одной из задач комсомола являлось изживание семьи как отжившего социального института и пропаганда общности как мужчин, так и женщин. Сохранился протокол одного из типичных комсомольских собраний тех лет. На нем решался вопрос об исключении молодой девушки из комсомола за отказ сожительствовать с членами первичной ячейки и «отсталое» желание выйти замуж.

Как бы то ни было, но именно в 1920-е годы были заложены основные принципы, по которым развивалась советская школа все последующие десятилетия. Исчезли гуманитарные гимназии и реальные училища. На смену им приходит массовая средняя школа со смешанным обучением. За исключением кратковременного периода на рубеже 1940-1950-х годов, когда вновь пытались возвращать раздельное обучение, в целом принцип смешанной школы дожил до наших дней. Никто уже толком не знает, с чего и как все начиналось, но сложившаяся традиция признается как единственно возможная. Постараемся разобраться, насколько это так.

   Современная российская школа в реальности представляет собой классическое женское царство. Педагогические коллективы на 90-95 процентов состоят из женщин. Но половину учеников составляют мальчики, которые отличаются от девочек и психологически, и физиологически. В то же время, на мой взгляд, для большинства женщин-учителей характерно отношение к мальчикам, как к неправильным девочкам. В результате складывается парадоксальная ситуация. В самые ответственные и важные для воспитания мужчины годы основное воздействие на него оказывают женщины. В литературе появился даже такой термин «феминизация мужчин», когда в поведении мужчин нередко проявляются типично женские черты. И одна из основных причин этого явления — смешанное школьное обучение под постоянным женским влиянием.

   Конечно, можно сказать, что данная постановка вопроса является большим упрощением. Можно сослаться и на кризис семьи, и на то, что множество юношей и в семьях воспитываются без отцов... Но как Волга начинается с ручейка, так и социальные явления имеют свою исходную отправную точку. И женского засилья в школе в течение 9-11 лет более чем достаточно, чтобы подорвать воспитание юношей до самого основания.

   Каков же выход из ситуации, из которой, как кажется, выхода нет. История образования подсказывает, что нет ничего лучше традиционной педагогики, когда воспитанием юношей занимаются мужчины, а девушек — женщины. Современное российское законодательство раздельного обучения не запрещает. В ФЗ «Об образовании» об этом вообще ничего не говорится. Закон лишь требует обеспечения равных прав в доступе к образованию независимо от пола. Но создание раздельных мужских и женских школ никоим образом ничьих прав не ограничивает.

   Сразу появляется вопрос: а что это меняет? Откуда в мужских школах могут появиться мужчины-воспитатели? Там будут те же 95 процентов женщин, что и сегодня в смешанных школах. Но это далеко не так. Имеющиеся примеры создания преимущественно мужских учебных заведений в виде кадетских школ, казачьих классов и так далее показывают, что при желании мужской персонал комплектуется достаточно быстро. Такой цели просто не ставится. Кроме того, персонал и не должен быть полностью мужским, должно быть лишь преобладающее мужское влияние. Какая-то часть женщин все равно останется. Задача ведь не в том, чтобы извести женщин-учителей как явление, а в том, чтобы лишь ограничить их влияние в период формирования характеров юношей. Мужчин в школах немного не потому, что там зарплата низкая, а во многом потому, что далеко не каждый сможет приспособиться к жизни в женском коллективе.

   Возможно ли создание мужских школ на практике? А почему нет? Материальных возможностей предостаточно. Организационно процесс несложный. Развести учеников по полу по двум соседним школам и все: мальчики — налево, девочки — направо. Но здесь есть другие причины. Огромное влияние сложившегося педагогического лобби, которое ни на миллиметр не пойдет даже на возможное ограничение своей мощи. Решительные руководящие дамы хоть слона затопчут при первых признаках перераспределения власти и финансовых потоков. Сегодняшнее образование нередко идет по пути создания дорогостоящих коррекционных школ с не вполне ясными целями и еще менее ясными задачами. Увы, но это выгоднее, и менее хлопотно, чем заниматься созданием мужских школ. Оказалось, что стимулировать слабость и болезнь выгоднее, чем здоровье и силу. Поэтому в ближайшем будущем никаких особых изменений российской педагогике не грозит. К сожалению, образование пытается бороться с кризисом, созданным им самим.

Александр Черников, историк

Озерск, Челябинская область

novayagazeta.ru