Skip to main content

Лечат или калечат?

№ 13 (1716) 07.02.2011 г.

Жители Ачитского городского округа, что на юго-западе Свердловской области, как манны небесной ждали вступления в силу новой редакции закона об обязательном медицинском страховании. Только сейчас они получили возможность выбирать медучреждение, в котором будут лечиться, и врача, который окажет необходимую медпомощь.


Жители Ачита и близлежащих деревень уже привыкли не обращаться в больницу с мелкими болячками. Но уж если прижмет, тогда приходится идти в ЦРБ. Спросите, неужто все такие несознательные, о здоровье своем не беспокоятся. Еще как беспокоятся! Да вот только лечение у ачитских врачей порой оборачивается еще большим ухудшением психического и физического здоровья пациентов.

— В Ачитскую больницу мы только в самых крайних случаях пострадавших везем, когда понимаем, что до Бисерти или Нижних Серег человек просто не доживет. А так… стараемся в другие больницы развозить, где и к людям по-человечески относятся, да и к нам, фельдшерам, тоже. В Ачит «тяжелого» после ДТП привезешь, так тебя сначала весь персонал, начиная от технички, заканчивая дежурными врачами, облает. А уж только потом жизнь человеку спасать будут, — рассказывает Мария Анатольевна, фельдшер трассового пункта медицины катастроф, который находится на границе Ачитского и Нижнесергинского городских округов.

Чуть было не схоронили


Несколько месяцев назад скорая медицинская помощь доставила в районную больницу жительницу одного из близлежащих населенных пунктов. Пациентка была без сознания. (Мы не называем имен действующих лиц этой истории, так как один из близких родственников пациентки сегодня находится на лечении в ЦРБ). Врач, который работает на ставках хирурга, онколога, да еще и подрабатывает на ночных дежурствах в стационаре, поставил неутешительный диагноз — рак.

— Мама около недели пролежала в реанимации, потом ее перевели в обычную палату, где она провела еще около двух недель. Врачи настраивали нас на скорый уход мамы, а ей из лекарств кололи только обезболивающие, для того, чтобы облегчить ее страдания от метастазов в брюшной полости, — вспоминает дочь пациентки.

На протяжении всех этих дней больная получала пищу через трубку, вставленную в горло и, заметьте, не ходила в туалет.

— Каким-то чудом нам удалось договориться о том, чтобы маму отправили на подтверждение диагноза в Екатеринбургскую онкологию. Нам выделили скорую и отвезли на обследование, — говорит дочь.

Результаты обследования просто ошарашили и врачей, и родственников женщины. Оказалось, что у женщины была обычная непроходимость кишечника, в которой ачитский врач увидел злокачественную опухоль. Она около месяца не ходила в туалет. Врачам пришлось несколько часов заниматься промыванием кишечника пациентки.

— На момент обследования морально мы уже были готовы ко всему. Но прогнозы наших местных врачей, слава Богу, не подтвердились. Уже через несколько дней мама начала есть, и постепенно встала на ноги, — рассказывает дочь пациентки.

Этой женщине повезло, потому что ее родственникам удалось выбить направление в другую больницу, а вот наша следующая история закончилась иначе.

«В первый раз надо было поменьше»


В Ачитскую ЦРБ с диагнозом «обширное кровоизлияние в мозг» поступила молодая пенсионерка Валентина Могильникова. Врач-невролог поставил диагноз — инсульт. В первое время лечения в стационаре женщина узнавала людей, вставала, сама себя обслуживала, у нее лишь немного была нарушена речь.

— Уже в больнице с ней случился второй инсульт, ее перевели в реанимационное отделение, — вспоминает сын Алексей. — После реанимации ей уже не удавалось вставать. Без каких-либо дополнительных исследований врач поставил диагноз — ишемический инсульт.

Родные угасающей на глазах женщины уговаривали врача дать им направление на обследовании в областном центре. Они были готовы взять на себя все затраты и всю ответственность за транспортировку пенсионерки, но врач не поддался уговорам ни родных, ни коллег, которые неоднократно приходили с такого рода просьбой.

— Единственный аргумент, который приводил врач, — больная нетранспортабельна. Но в то время состояние мамы еще было удовлетворительным. Уже многим позже ей назначили новое лекарство. Я постоянно дежурил у ее кровати и видел, что в первый день после назначения в нее разово через капельницу влили в общей сложности один литр лекарств. Верхнее давление подскочило до 240. После этого она уже не открывала глаз, не узнавала голоса. Один раз сам врач сказал, что якобы  «в первый раз надо было поменьше дозу назначить», — разводит руками Алексей.

Через некоторое время пациентка скончалась. Родственники не делали вскрытие, чтобы удостовериться в диагнозе, «мертвому ведь уже все равно». Но остается непонятным, почему же все-таки врач не дали направления на осмотр в областном центре, ведь родные брали на себя всю ответственность за транспортировку? И почему была назначена такая доза препарата, которая, возможно, вызвала необратимые последствия для жизни этой молодой пенсионерки?

И маляр, и плотник…


Таких случаев в истории последних пяти лет Ачитской районной больницы пруд пруди. В чем причина этого — вопрос открытый. Но некоторые напрашивающиеся сами собой выводы сделать можно.

Вернемся к первой истории. Кто поставил бедной женщине неутешительный диагноз? Врач, который работает на ставках хирурга, онколога (он получил право работать в этом профиле после непродолжительной переподготовки) и подрабатывающий на ночных сменах стационара. Может быть, в этом кроется ответ? Здесь медик и маляр, и плотник… когда только успевает всех больных лечить, да еще и изредка спать?

А ведь такой врач в больнице не один. К примеру, доктор, который в должен заниматься в поликлинике терапевтическим приемом людей из населенных пунктов, относящихся к Ачитскому городскому округу (а таких людей по официальным данным в 2009 году насчитывалось 14,7 тысяч человек), помимо этого работает на ставках травматолога в стационаре и специалиста по ультразвуковому исследованию. Когда он только успевает всех больных принимать, УЗИ проводить, да еще и в стационаре работать? Он действительно все это успевает, но каково качество? Ежедневно на прием населения из близлежащих сел отводится 2-3 часа. График приема с 16.00 до конца рабочего времени (а это максимум 19.00).

Три часа на здоровье 14 тысяч человек

Неутешителен еще и тот факт, что этот врач работает с самыми незащищенными пациентами, жителями сел округа, потому что своей больницы во многих населенных пунктах попросту нет. Селянам приходится преодолеть немалое расстояние для получения квалифицированной медицинской помощи. Легче тем, у кого есть собственные автомобили. Но в деревне автомобиль — это уже и не роскошь, но пока и не повсеместное средство для передвижения. Многим жителям района приходится пользоваться автобусным сообщением. Заметьте, к примеру, в населенные пункты: село Быково, поселок Бакряж последний рейсовый автобус уходит в 15.30, а в села Русские Карши и Верх Тиса — в 15.40 (а прием у терапевта еще даже не начался). Последний автобус в села Большой Ут, Малый Ут, Верхний Потам, Лямпа отправляется — в 17.10 (в это время прием только начинается, а ведь нужно еще учитывать время, которое потребуется для того, чтобы добежать от поликлиники до автовокзала).

Так, без квалифицированной медицинской помощи вынуждены оставаться несколько тысяч человек.

Все вышеизложенные факты прокомментировала Главный врач Ачитской районной больницы Элеонора Ватолина:

— Я не видела еще ни одной письменной жалобы от населения, недовольного работой персонала, а на словах можно много чего наговорить. По поводу направлений в областную больницу могу сказать следующее: некоторые пациенты не понимают того, что в Екатеринбург мы направляем не по желанию, а по показаниям. Мы тоже получаем по шапке, если направляем больных необоснованно. Областная больница не может принимать всех желающих, потому что она обслуживает пациентов не из одного и даже не из пяти округов. Что касается многопрофильности наших врачей, то это действительно так. Но на нескольких ставках они работают не потому, что им так хочется, а потому что кадров не хватает.

Наверное, новая редакция закона об обязательном медицинском страховании поможет решить этот вопрос, теоретически теперь люди смогут выбирать, лечиться им в Ачите или поехать в близлежащий крупный населенный пункт и там выбрать себе врача и больницу.

— Если речь будет идти о стационарах, о том, где каждый россиянин захочет получить медицинскую помощь! То здесь: пусть стационары борются за пациентов, — сказала в одном из интервью Татьяна Голикова, министр здравоохранения и социального развития РФ.

Но, опять же, возникает вопрос: не станут ли врачи набирать в стационары здоровых людей с улицы, только ради того, чтобы увеличить свое жалование?

 

Мария ШАРОГЛАЗОВА 

Фото Елизавета Третьякова

novayagazeta.ru