Skip to main content

И Ельцин такой молодой…

№ 13 (1716) 07.02.2011 г.

Субъективные заметки о прошедшем юбилее

 

Дмитрий Стровский,

профессор факультета журналистики

Уральского госуниверситета

 

На минувшей неделе страна отметила 80-летие Бориса Ельцина.

Центральные телеканалы, как водится, уделили этому событию повышенное внимание: транслировали документальные фильмы о жизни первого российского президента, брали интервью у тех, кто работал с ним рука об руку. В одном из сюжетов зритель увидел даже весь семейный клан Ельциных. Как заметила по ходу того телевизионного действа дочь Ельцина Татьяна Дьяченко, ее папа никогда не думал о себе и всегда хотел достойного будущего для России.

Екатеринбург, понятное дело, тоже не остался в стороне от торжеств. Как заявил Анатолий Кириллов, директор Уральского центра имени Ельцина, проводимые мероприятия не направлены на создание культа личности или восхваление первого президента. «Это попытка понять нашу историю, увидеть, как она творилась, как принимались решения» («Наша газета», 27 янв. 2011 г., с. 2).

Вероятно, именно на это будет нацелен большой рок-концерт «Ельцин навсегда», который собираются провести в ДИВСе 11 февраля. Выступить на нем планируют известные российские и иностранные музыканты и группы: «Моральный кодекс», «Смысловые галлюцинации», Дэвид Крейг... Они, видимо, и должны дать возможность присутствующим в полной мере понять российскую историю. Ну, кому же еще, как не им?

А еще сполна ощутить родную историю призван новый монумент Борису Николаевичу, открытый 1 февраля в присутствии нынешнего президента РФ Д.А. Медведева на екатеринбургской улице, носящей имя первого президента. Российские граждане, конечно, видали творения и покруче: один московский памятник Петру I, воздвигнутый Зурабом Церетели, чего стоит! Но наш-то тоже ого-го: 10 метров в высоту. Без таких размеров историческое время, конечно, толком не оценить. Тем более что вид самого творения поистине впечатляющ: беломраморный обелиск, состоящий из четырех 15-тонных кусков. Скульптор Георгий Франгулян на пресс-конференции, за несколько дней до церемонии открытия монумента, назвал его «глыбой в движении». Без «глыбы», понятное дело, прошлое мельчает.           

О профессиональных достоинствах творения Франгуляна сказать не берусь — пусть об этом рассуждают специалисты.

Я — о другом.

Когда-то Дэн Сяопина, «отца» китайских экономических реформ, спросили, что он думает по поводу Великой Французской революции. Великий Дэн помолчал немного, а потом сказал, что с того момента минуло лишь 200 лет, а это не срок для вынесения окончательных суждений. 

Что-то и в самом деле не припомню ни одной сколько-либо развитой страны, где бы памятники кому бы то ни было сооружались через несколько лет после смерти своего героя. Туркмения с Северной Кореей не в счет — там эпохальные монументы своим вождям строят еще при их жизни. Если же бросить взгляд на европейский ландшафт, то здесь подобные скульптурные потуги не представить даже в бредовом сне. Если и появляются памятники героям, то только тем, которые творили в далекой истории. За границей, вообще-то, предпочитают создавать памятники персонажам попроще. Например, трубочистам или кустику клубники.

В этом, по-моему, есть своя мудрость. В самом деле, если уж увековечивать кого-то в мраморе, то только тем, кто «отшлифован прошлым». Чтобы потом не было стыдно.

Помнится, в начале 80-х после смерти генсека Брежнева и тогдашнего министра обороны Устинова города Набережные Челны и Ижевск были срочно переименованы в их честь. Сохранить по-другому память об этих усопших членах Политбюро, видно, посчитали недостойным их имени. Ну да: как писала давным-давно одна из газет: «Если делать, то по-большому». Потом, правда, обнаружилось, что наши славные ленинцы совсем не тянут на героев эпохи. Пришлось снова менять названия тех же городов на прежние.

Хочу ошибиться. Но есть ли уверенность, что после раскрытия архивов ельцинского времени (а это рано или поздно непременно случится) не обнаружится, что «первый демократ» Борис Николаевич, ну как бы это сказать помягче… не совсем тот, которого нам рисуют в нынешних документальных фильмах и сюжетах?

Ельцин, бесспорно, — выдающийся деятель эпохи. С этим не поспоришь. Но он был потрясающе противоречив. И в своих суждениях, и действиях.

Не берусь судить, что в нем оказалось больше — радения за судьбу России или… безразличия к ее судьбе. Огромная страна, как мне кажется, в последние годы его правления осталась без ответственного и сколько-либо работающего президента. Можно, конечно, гордиться приобретенной в 1990-е годы самостийностью и размахом демократии. Но как забыть о невиданной доселе «естественной» убыли населения (только по официальной статистике до 800 тысяч людей в год!), о катастрофически возросшей в это время нищете. Как забыть «пир во время чумы», начавший процветать в России именно в это время…

Не виню во всех бедах, пришедшихся на 90-е, одного Бориса Николаевича. Он действовал, как мог — ровно настолько, насколько хватало у него уровня образованности, культуры, профессиональной состоятельности в политике.        

Но то, что мы имеем сегодня, вряд ли перетянет в пользу создания помпезного монумента.

Потому что в этом случае мы сами как бы перечеркиваем спокойное и взвешенное прочтение истории. Потому что такие памятники — ни что иное, как циничная насмешка над той же демократией. Хотя бы потому, что никто не поинтересовался у жителей Екатеринбурга, хотят ли они лицезреть в центре города впечатляющую по своим габаритам «глыбу».

Те, кто принимают решения по поводу «всенародных» юбилеев, судя по всему, мечтают убедить нас в том, что прошлое не имеет полутонов. В самом деле: если уж вспоминаем прошлое, то непременно со вселенским размахом. Как всегда.

Неужто посредством проведения рок-концертов и сооружения памятников «на все времена» мы скорее осознаем минувшую эпоху?

 

novayagazeta.ru