Skip to main content

Депутатская логика На что деньги найдутся всегда, а на что — никогда

№ 16 (1719) 14.02.2011 г.

Дмитрий Стровский,

профессор факультета журналистики

Уральского госуниверситета

 

Мсье Журден, герой мольеровской пьесы «Мещанин во дворянстве», проживший тридцать с лишним лет, изрядно удивился, узнав, что он, оказывается, изъясняется прозой. Мы все в один прекрасный день обнаруживаем, что мир намного разнообразнее и удивительнее, чем казалось прежде.

До недавнего времени я пребывал в совершенном неведении о том, что месячная стоимость минимального продуктового набора может составить 2632 рубля. Именно такую сумму на человека определили депутаты Свердловской областной думы в декабре прошлого года. По этим расчетам мы и живем сейчас.

17-летний житель Екатеринбурга Виталий Никишин решил на своем опыте попробовать, что значит жить на таком пайке. Эксперимент над своим организмом Е. Никишин, как и полагается в этом случае, проводил ровно месяц. За это время он потерял более двух кило своего веса и на 25-й день добровольной экзекуции над собой пометил в своем дневнике, что его хватит еще максимум на три-четыре дня, а потом «можно будет просто свалиться и все».

Молодого человека хватило больше. Остался жив и, кажется, без видимых проблем для здоровья. Но останутся ли в схожем состоянии те, кто в силу социальных причин вынуждены будут прибегнуть к такому же рациону питания, — еще большой вопрос. Е. Никишин оказался профессиональным спортсменом, а стало быть, человеком, постоянно подвергающимся физическим нагрузкам. А те, кто идут сегодня в органы соцобеспечения за материальной поддержкой, к здоровой категории населения точно не отнесешь. И лет им поболе, чем нашему экспериментатору. Со всеми вытекающими последствиями для здоровья.

Понятие «потребительская корзина» далеко не новое и существовало еще в годы Великой Отечественной войны. Для всех групп населения, включая, кстати, пленных немцев. А теперь самое интересное. Для того же немца в месяц полагалось свыше 20 кг хлебопродуктов. А сегодня для трудоспособного россиянина норма по расчетам составляет… менее 12 кг. Вот такая арифметика.

Она-то и потрясает более всего.

Сколько не читаю сегодня про потребительскую корзину, сразу обнаруживаю милые аргументы. Дескать, минимальная корзина — это не продукты, необходимые для сохранения организма в работоспособном состоянии, а лишь инструмент для исчисления размеров прожиточного минимума, пособий по безработице и т.д. Вот и Елена Чечунова, спикер Свердловской областной думы, утверждает в одном из номеров «Нашей газеты», что продуктовая корзина определяет лишь минимальный набор продуктов, поэтому ее нельзя считать в ценах на продукты. «Она нужна, чтобы по ней определять, нуждается ли человек в социальной помощи».

Убейте меня, если я что-нибудь понял. Как же по-другому считать искомую корзину, если не в ценах? Разве существует какой-либо иной, понятный населению эквивалент подсчета? И потом. Если исчислять в иных показателях, то каким же образом можно определить реальную необходимость получения этой социальной помощи? И кто на ком стоит, как вопрошал некогда профессор Преображенский: социальная помощь на потребительской корзине или все-таки наоборот?

Так вот, уважаемая Елена Валерьевна. В нормальных странах — все-таки наоборот. В Финляндии и Швеции, где мне доводилось бывать неоднократно, причем не с туристическими, а с профессиональными целями, вначале все-таки определяют минимальные пенсии и пособия, а уже потом соизмеряют с ними объемы потребительских корзин.

Но у нас в России всегда — свое открытие Америки. И своя депутатская логика, не похожая на логику депутатов в других странах. Нацеленная не на то, чтобы создать устойчивые «правила игры» в своем обществе и, стало быть, гарантии существования самой власти, а на то, чтобы обосновывать свои решения. Независимо от их качества.

Могу предположить, что ответят мне народные избранники. Дескать, были бы в областной казне деньги, потребительская корзина равнялась бы не 2363 рублям, а больше. И то правда. В области не хватает денег на поддержку врачей и учителей. Не хватает на своевременный ремонт дорог, социальной сферы, жилищного фонда. Не хватает на закупку дорожной техники, которая бы бесперебойно и своевременно расчищала снежные завалы. Да мало ли на что не хватает! А я тут со своим продуктовым набором…

Зато денег с лихвой хватает на возведение административных зданий и чиновничьих офисов (того же Законодательного собрания области, например). Здесь миллионы можно не считать. Можно возводить и новые памятники (к примеру, монумент Б.Н. Ельцину), считая лишним поинтересоваться, что думают по этому поводу рядовые граждане. А как же без зданий, офисов и памятников? Да никуда. Так что деньги на них все равно найдутся.

А вот на увеличение потребительской корзины не найдутся. Сирые и убогие, возможно, и вызывают беспокойство у наших власть предержащих, но все больше как-то «вообще». В День пожилого человека, например, они не преминут прийти в Дом престарелых, чтобы приобнять тамошних старушек. Произнесут пламенную речь по ТВ о том, что у нас социально ориентированное государство, не преминув заметить при этом, что «невзирая на трудности, жить стало лучше».

А потом… Потом объяснят согражданам, что потребительская корзина составляет 2632 рубля и это не так уж плохо.

Мы уже давно живем в двух разных мирах. По одну сторону те, кто принимают казенные решения, а по другую — те, на кого эти решения распространяются. Между двумя сторонами — все более возрастающая пропасть. И потому первые, похоже, не испытывают дискомфорта за то, что исходит из-под их пера и уст.

«Счастье — это когда тебя понимают», — написал в своем школьном сочинении герой фильма «Доживем до понедельника».

Первые счастливы. Они отлично понимают друг друга.

novayagazeta.ru