Skip to main content

Здесь барство дикое…

№ 19 (1722) 21.02.2011 г.

Градус самодурства в Горноуральском городском округе превосходит все мыслимые пределы. В глубинке появляются «частные», как выражается народ, школы — не по качеству образования, а по уровню произвола школьной администрации.

Передо мной письмо жительницы старинного села Новопаньшино, что в семидесяти километрах от Нижнего Тагила:

«Моя дочь Авдюкова Ксения обучалась в Новопаньшинской МОУСОШ №14 с первого по девятый класс. Претензий к педагогам школы по вопросу о полученных ребенком знаниях у меня нет. Но к администрации школы и лично директору Меньшиковой Татьяне Николаевне — есть.

Ксения окончила школу в 2006 году. Но аттестат об образовании ей выдан не был. В тот период ученики были обязаны платить школе деньги за непрохождение сельскохозяйственной практики. Ксения за время обучения в школе «задолжала» около 1000 рублей. Директор поставила нам условие, что пока деньги не будут отданы, аттестат Ксюша не получит. Директор сдержала свое слово и не выдала аттестат.

В совхозе, где я работала в то время, заработную плату не выдавали, платили продуктами питания, ширпотребом, поэтому нам было трудно собрать такие деньги. Я сама лично просила директора выдать нам аттестат и перевести «долг» на другую мою дочь, которая еще учится в школе.

Моя тетя обращалась к директору с этой же просьбой. Но Татьяна Николаевна была непреклонна. В результате, после уплаты долга в 2008 году аттестат был выдан. Но было потеряно время (два года), и девочка не получила дальнейшего образования.

С этим вопросом мы обращались к главе администрации Горноуральского городского округа Н.А. Лаптеву и начальнику управления образования Л.А. Черемных, но получали только отписки.

У директора в ходе проверки было выявлено около пятидесяти нарушений, но управление образования не только не обращает на это внимания, но и поощряет Меньшикову. Недавно она получила премию, как лучший директор.

А от ее «безупречной» работы страдают педагоги, ученики, родители.

Помогите добиться справедливости.

С уважением: Паньшина С.В.»

Не укладывается в голове, что подобное возможно через полтораста лет после карамазовской слезинки ребенка. Взять и исковеркать жизнь подростка в самом нежном возрасте. Между тем, факт остается фактом, девочка смогла получить аттестат об образовании только спустя два года, когда живущий отдельно от семьи отец смог заплатить тысячу рублей «отступных».

Вот уникальный документ — на бланке обходного листа от руки прописаны «долги» Ксении за отсутствие на сельхозработах. В 2004 году она три дня не была на уборке картофеля — 120 рублей. Пропустила за четыре года обучения пятнадцать дней работы в летнем отряде — еще 150 рублей. Не трудилась в овощехранилище — 25 рублей. Не сдала пожертвование на ремонт — 50 рублей. Всего набегает 1047 рублей 61 копейка. Стоит напомнить, что за дни отсутствия на сельхозработах Ксения приносила медицинские справки. Но такова цена человеческой судьбы в школе села Новопаньшино, где для директора болезнь ребенка — не оправдание «прогулов».

Уже позже, когда Ксения с аттестатом на руках поступила на Уралвагонзавод мойщицей посуды и получила профессию «контролера-кассира», ее мать Светлан Паньшина решилась выяснить, насколько законны были поборы в школе, и обратилась к главе администрации Горноуральского городского округа Н.А. Лаптеву.

Сама форма ответа источает пренебрежение к просительнице: «Паньшиной С.В. Ваше обращение в адрес главы администрации рассмотрено. Факты, указанные в Вашем заявлении, подтвердились. Действительно, в 2006 году родительские пожертвования принимались в школе за не прохождение сельскохозяйственной практики. По вопросу о сборе денежных средств в фонд развития школы через оформление договора благотворительного пожертвования денежных средств родителями детей, не желающих работать на школьном поле в рамках летней трудовой практики».

Этот словесный перл я бережно перенес с официального бланка администрации Горноуральского городского округа. Докопаться до смысла, особенно во второй части абзаца, весьма непросто. А ведь в его создателях значатся два педагога по образованию — глава администрации Лаптев и начальник управления образования Черемных. Далее в казенной бумаге сообщается, что в отношении директора Меньшиковой проведено служебное расследование и начальница образовательного учреждения «понесла дисциплинарное взыскание».

Этот документ в окружной администрации сочинили в июне 2010 года. Чиновники всерьез обеспокоились, что мать и дочь продолжат искать правду, и решили действовать. Светлана Паньшина была вынуждена вновь искать защиты у первых лиц района. Вот что она написала сразу в две инстанции:

«В начале июля ко мне домой приехали глава администрации (села Новопаньшино — В.К.) Паньшин А.П. и завуч нашей школы Паньшина Е.А. Они принудили меня написать заявление, что якобы на судьбу моей дочери не повлияло то, что нам не выдавали аттестат об образовании два года. И пригрозили, что если я буду жаловаться и ссориться с руководством школы, то это повлияет на дальнейшее образование еще двух моих детей: Авдюковой Златы и Паньшина Ильи.

Сейчас я боюсь за судьбу детей, за их образование.

Прошу вас защитить моих детей».

Не чиновники, а разбойники с большой дороги, да и только! У письма есть входящий номер и дата. Ответ на этот крик о помощи готовил вменяемый чиновник администрации В.В. Пилокшин. Он взял объяснительную у шантажистки Е.А. Паньшиной и заверил перепуганную мать, что «никакие притеснения ни со стороны завуча, ни со стороны педагогического коллектива школы не будут иметь места». Документ подписал глава администрации Н.А. Лаптев.

Но на этом история не закончилась. Уже сама Ксения Авдюкова обратилась в Пригородный районный суд с исковым заявлением. Она считает, что своими незаконными действиями директор Меньшикова нарушила ее конституционное право на дальнейшее образование, и попросила взыскать со школы, то есть с управления образования, 199 243 рубля в качестве убытков, когда она находилась на иждивении матери и не могла устроиться на работу или продолжить обучение. А также 200 000 рублей как компенсацию за причиненный моральный вред в связи с задержкой выдачи аттестата.

Мудрые юристы говорят, что в России суды еще не созрели до того уровня независимости, чтобы становиться на сторону маленького человека в финансовых вопросах, даже если он прав. Тем не менее, надо отдать должное гражданскому мужеству Ксении, попытавшейся отстоять правду в суде.

Процесс состоялся в самом конце прошлого года. У Авдюковой не было денег на адвоката, а интересы чиновников представляла юрист Юлия Ашеева. Директора Меньшиковой в суде не было. Сторону ответчика представляла та самая завуч Е.А. Паньшина, которая принудила вместе с главой администрации А.П. Паньшиным написать мать Ксении заявление о том, что пролежавший два года в сейфе директрисы аттестат никак не повлиял на ее дальнейшую судьбу.

Упертая завуч и в суде продолжала утверждать, что документ об образовании Ксении был выдан еще в 2006 году. В решении суда об этом сказано весьма изящно: «к показаниям свидетеля Паньшиной Е.А. суд относится критически, поскольку показания данного свидетеля опровергаются…»

Стоп, давайте отвлечемся от суда. Сначала завуч шантажирует мать, требуя подписать документ с нужной ему формулировкой, затем лжесвидетельствует на суде, а потом спокойно идет учить детей? Любой нормальный человек скажет, что Е.Л. Паньшина — яркий образец педагогической профнепригодности по чисто человеческим качествам.

                                                                 

Но в Горноуральском городском округе своя шкала ценностей. Осенью 2009 года только во второй половине октября в поселке Новоасбест было включено отопление. Замерзающие жильцы собрались на митинг, требуя отставки руководства района. Когда люди справедливо требовали для себя и своих детей человеческих условий для жизни, работники образования округа направили письмо губернатору Росселю, защищая безграмотное руководство. Вот отрывок из этого изумительного документа: «Главной целью этого митинга, по сути, была дискредитация не просто руководства Пригородного района, а что самое неприемлемое для нас, жителей, а всего курса преобразований, проводимых в стране правящей Всероссийской политической партией «Единая Россия» и ее лидера В.В. Путина». Донос в лучших традициях 1937 года — ни убавить, ни прибавить. Донос, отягченный клиническим враньем… Сообщается, что на митинге было «не более 30 человек», хотя его показывали федеральные каналы и говорилось о полутора-двух сотнях собравшихся. Донос подписали директора образовательных учреждений округа, а организовала это политическое вранье начальник управления образования Черемных. Если начальница так врет, что остается делать подчиненным?

И вызов этому дикому барству и откровенному вранью бросила вчерашняя школьница Ксения Авдюкова, по иску которой Пригородный суд отказал в полном объеме. Судья не усмотрел ни физических, ни моральных страданий в том, что девушка два года была лишена права на образование. Ксения подала кассационную жалобу в Свердловский областной суд. Заседание должно состояться 15 марта.

Во время подготовки этого материала выяснилось, что случай невыдачи аттестата Ксении Авдюковой — не единственный. Мать Андрея Путилова принципиально отказалась платить «поборы», и только через четыре года с помощью военкомата парень получил документ о неполном среднем образовании. Другие семьи, пострадавшие от произвола школьной администрации, пока не рискуют открыто заявлять о своих претензиях. Поэтому мы продолжим расследование о рецидиве крепостного права, которое вдруг проявилось на Среднем Урале через 150 лет после его отмены.

 

Валерий КЛИМЦЕВ,

Нижний Тагил

novayagazeta.ru