Skip to main content

Да они издеваются!

№ 45 (1748) 28.04.2011 г.

    Поэт сказал, как припечатал: «мы живем, под собою не чуя страны». И народ как-то заколготился, застыдился весь, бросился изучать историю родного края, и вообще, откуда есть пошла русская земля — чтобы соответствовать.

   Только кажется мне, что народ-то в массе своей адекватно воспринимает себя в окружающем мире и страну свою оценивает правильно. А уж тот, кто этим народом управляет, то есть чиновники, они вообще должны быть молодцами хоть куда, семи пядей во лбу и с государственным мышлением.

   Ну, что-то насчет мышления у них, прямо скажем, туговато. Вместо мышления у наших чиновников присутствует административный раж — это такое состояние, когда от тебя почти ничего не зависит, а оправдать существование своего ведомства остро необходимо. Поэтому, если ведомство сильное и от него хоть что-то зависит, оно непрерывно творит бумаги и директивы, раздает указания и разъяснения к предыдущим директивным письмам.

   Ярчайший пример такого вошедшего в административный раж чиновника — знаменитый Геннадий Онищенко. С точки зрения здравого смысла необходимость в его ведомстве не очень очевидна. К примеру, если кто-то будет торговать отравленными пирожками или недожаренными котлетами, то судить его будут по уголовным статьям «причинение тяжких телесных повреждений по неосторожности» и, в крайнем случае, «причинение смерти по неосторожности», а для этого вполне достаточно действующей полиции и судов. И вот, видимо, желая непрерывно напоминать о своей значимости, ведомство Онищенко (известный как РосПотребНадзор) творит. Многие из нас помнят знаменитый запрет на вдруг ставшую ядовитой воду Боржоми, молдавские и грузинские вина… Но длани РосПотребНадзора простираются на все сферы нашей деятельности — и вот уже в группах в детском саду нельзя содержать больше 20 детишек, а в классах — больше 25 школьников. И вот уже в младших классах не должно быть больше 5 уроков, и в школе дети должны получать горячее питание, и у них должна быть одна большая перемена чуть ли не в час длиной, и вообще лучше физику заменить на физкультуру, потому что речь идет о здоровье будущих поколений.

   А то, что в детских садах мест не хватает, а в школах — кабинетов для преподавания — это уже не проблема РосПотребНадзора. Их дело — директиву издать.

   В этом году, например, многие дети не смогу поехать в загородные лагеря. В очередной раз изменили правила их обустройства, по которым на каждого ребенка должно приходится не менее 4 квадратных метров площади спальных помещений, и должна быть горячая и холодная вода, отдельные душевые кабинки и т.д. по списку. И дети останутся в пыльных городах. Ибо, по мнению Онищенко, песочница во дворе с собачьими какашкми и обоссанный подъезд гораздо полезнее для детского здоровья, чем какой-то там лес.

   Что, говорите, отцы в пионерские походы с простыми палатками ходили, из речки умывались и уху на костре варили? Ну, тогда Онищенко просто еще маленьким был…

   Или взять наш город. Есть у нас Управление Образованием, которое уже много лет возглавляется Евгенией Умниковой. Тут надобно заметить, что школа —консервативный механизм, и начальнику даже Управления Образования в одночасье ее поменять не удается, как невозможно резко повернуть вспять набравший скорость крейсер.

Но поднять город на дыбы нашему начальнику удалось легко и с одного захода.

  15 апреля на сайте Управления Образования города Екатеринбурга появился документ со скучным названием «Об утверждении Правил приема граждан в муниципальные бюджетные и автономные общеобразовательные учреждения муниципального образования «город Екатеринбург», реализующие программы общего образования», и родители будущих первоклассников забегали, как тараканы на горячей сковородке. Дело в том, что в этом документе было сказано, что принцип прописки, по которому в школу поступали дети ближайшего микрорайона, отменяется одним росчерком чиновничьего пера. Ибо так решил московский суд в городе-герое. И хотя решение московского суда касалось московской же ситуации и еще даже не вступило в силу, наше Управление Образованием отреагировало тут же, потому что надо соответствовать и ловить ветры, дующие в высоких кабинетах. Ситуация усугубилась тем, что в Екатеринбурге есть несколько десятков школ, которые гарантируют качество образования, т.е. поступление в любые вузы. И за поступление первоклассников именно в эти школы развернулись тяжелые позиционные бои — с ночными очередями, составлением списков и контр-списков, обманами и подкупом, привлечением охранников и ОМОНа. И со слезами, конечно — только кто их у нас считает…

   Глядя на окровавленную женщину в новостях, которую слегка потрепали в очереди, я все не мог представить, как эти люди, прошедшие через такие взаимные унижения, когда их в буквальном смысле заставили рвать глотки друг другу, будут сидеть потом на родительских собраниях и обсуждать, на какую экскурсию повести детей на новогодние каникулы.

   Управление Образованием успокоило общественность ласковым тоном психиатра, что все дети, в конечном итоге, попадут в школы. Причем возмущенные крики родителей о том, что первоклассник, живущий на Сортировке или Уралмаше, может попасть в школу, расположенную, к примеру, на Химмаше (а это 27 км), отвергались чиновниками с теми же улыбками — «теперь у нас такие правила».

   Вот я и думаю, а не пошли бы вы (к чиновникам обращаюсь)… с таким качеством управления,  и образования в том числе, с такими правилами и с таким административным рвением, в угоду которому люди должны в очередях давить друг друга?

Или — сколько мы будем терпеть издевательства от таких как Умникова и Онищенко?

…Хотел закончить призывом отправить Умникову в отставку. Но боюсь, что это ничего не решит. Потому что на ее место сядет ее зам или кто-то из областного МинОба — такой же приплюснутый, серый и встроенный в вертикаль.

   И ничего не изменится.

 

Дмитрий Головин

novayagazeta.ru