Skip to main content

Кредитная история с несчастливым концом

Многодетная семья в Екатеринбурге вот уже третий год перебивается с хлеба на воду, пытаясь рассчитаться с кредитами

   Кредит, пожалуй, одна из наиболее удобных материальных опций сегодняшнего дня. Он дает шанс на приобретение автомобиля, недвижимости, открытие собственного бизнеса с, казалось бы, вполне разумным условием — выплачивать установленные суммы в определенные сроки. Однако взаимоотношения банка и заемщика далеко не всегда заканчиваются хэппи-эндом.

    Об этом не понаслышке знают в семье Галины Тороковой. В квартире на девятом этаже царят упаднические настроения и практически отсутствует мебель. Женщина с потухшим взором дает мне тапочки и проводит на кухню, где еще остались стулья, собираясь с духом, чтобырассказать о том, как семья из девяти человек оказалась на обочине жизни.

 

   Галина Петровна — медсестра. В 2006 году ей и мужу-водителю стало невозможно содержать пятерых детей на крохотные зарплаты, так появилось решение открыть свое дело. Начального капитала у Тороковых не было, банки отказывались выдавать кредит начинающим предпринимателям, а потому пришлось брать деньги на себя как на физических лиц. Постепенно купили оборудование и запустили швейное производство: ателье и магазин.— У нас в микрорайоне Компрессорный нет ничего подобного, — поясняет Галина Петровна. — Люди были очень рады, что мы открылись, ведь за иголками да нитками в город не наездишься.

   В течение трех лет предприятие развивалось успешно: товар пользовался спросом, у ателье даже появился свой круг постоянных заказчиков. Но в 2009 году случился кризис, нитки и ткани резко подорожали, заказы были отозваны, и предприниматели прогорели.

   Галина Петровна рассказывает о тех днях с горечью в голосе — в одночасье на них обрушился ливень долгов: кредитных и арендных. Тороковы начали занимать деньги у знакомых и даже продавать вещи из дома, но денег все равно не хватало. Как раз в это время в семье родился шестой ребенок: затраты возросли, а доходов не предвиделось.

— Нам даже продукты теперь выдают в управлении соцзащиты, — вздыхает женщина. — В холодильнике шаром покати, в комнатах — тоже.

   Действительно, из мебели в этой квартире осталось совсем немного: пара столов да стульев. Диван, подаренный кем-то из сочувствующих. Все остальное ушло на выплату кредитов.

— Без учета всяких пени и штрафов задолженность наша на сегодняшний день составляет около трехсот тысяч рублей, — рассказывает Галина Петровна. Ни копейки из этих денег банки прощать не собираются. Скорей наоборот, жаждут доплаты. — В «Тинькофф», например, мы взяли всего девять тысяч, а с нас требуют сто! Откуда мы их возьмем?

   Отделы по взысканию не дремлют. Совсем недавно заемщице звонили на работу, откуда она уволилась по уходу за ребенком, и вызывали бухгалтера. Вопросами о том, где находится Торокова, и кто с ней видится, запугали до полусмерти.

 — Они ей прямо сказали, мол, передайте, детьми не прикроется! Еще не знает, с кем связалась!

  Муж заемщицы тоже не успевает записывать все возрастающие долги — в одном из банков, сразу после, казалось бы, окончательного погашения кредита в сорок тысяч рублей с него затребовали еще пятьдесят тысяч.

— Мы же не знаем, как это правильно юридически! — сетует Галина Петровна. — Хоть бы кто-то подсказал, что надо, а что не надо делать!

   За помощью женщина обращалась во все мыслимые инстанции. Звонила в приемную президента, обивала пороги обкомов «КПРФ» и «Единой России». Везде обещали помочь, да вот дальше слов дело не пошло.

— Девочка в приемной Медведева все советовала мне программу для многодетных семей, — рассказывает женщина, — но ведь мне-то нужен совет по поводу бизнеса! Артюх обещал помочь, выделить бухгалтера, который все посмотрит и разберется, да только в итоге трубку брать перестал, а помощник его сказал, что государство у нас такое, и ничего тут не поделаешь.

   В «Единой России» тоже много чего обещали. Даже пять раз вызывали с разными бумажками, тщательно их изучали и отправляли за новыми. В конце концов — начитались и умыли руки.

— Голосуем за них, а помощи никакой! — сетует Галина Петровна.

   В отличие от защитников наших прав, банки работают круглосуточно. Уже два раза к Тороковой приезжали домой, несколько раз вызывали в офис. Помимо этого, на женщину ведется телефонная атака: среди ночи и ранним утром на мобильный приходят сообщения о том, что банк продал долг в коллекторское агентство. Ниже — просьба перезвонить.

— СМС-ки эти поступают по 20 штук за день, я каждый раз отрываюсь от работы, от детей, звоню им, а они сбрасывают, — удивляется Галина Петровна. — Непонятно, зачем тогда просят позвонить?

   Другие банки с просьбами не заморачиваются — они уже давно свалили груз выбивания долгов из многодетной семьи на коллекторов. Мальчики и девочки с наглыми голосами звонят женщине почти каждый день, угрожают и запугивают, требуя вернуть кредит.

   В середине июля семье Тороковых улыбнулась удача, и пусть улыбка ее была не столь широка, как хотелось бы, но определенные добрые вести семья получила. Через дальних знакомых женщина узнала о существовании общественного движения «Молодые юристы России». Там ей подсказали отправить в каждый банк письма с информацией о том, что выплачивать деньги заемщица сейчас не в состоянии, и плотно взялись за рассмотрение ее кредитных дел.

   Евгений Рякин, представитель движения в УрФО, напоминает, что заемщики должны понимать: банк — не благотворительная организация. Нельзя просто взять чужие деньги и не отдавать их. Кредитные организации в любом случае будут их возвращать — либо с помощью коллекторов, либо по решению суда. В случае возникновения просрочки скрываться от банка — не выход, наоборот, необходимо сразу же письменно обратиться в кредитную организацию, составить письмо в двух экземплярах, один оставить у себя, а второй — отправить в банк заказным письмом. В письме необходимо указать реквизиты кредитного договора, размер займа, сумму, которую уже погасили, причины, по которым не можете произвести оплату и, самое главное, указать срок, в течение которого войдете в график погашения платежей.

— Не стоит на пяти страницах описывать ваше материальное положение, – советует Рякин, — достаточно одной-двух строк: «в связи с ухудшением материального положения по причине (указать причину) прошу…» и просьбу (не начислять неустойку, произвести перерасчет задолженности, погашать только проценты, подать в суд и т.д.).

   Если же должник уверен, что в ближайшее время не сможет погасить кредит, то единственный выход для него — просить, чтобы банк передал дело в суд. Чем дольше тянется процесс, тем большее количество штрафов, процентов и иных платежей будет начислено. После суда же договор расторгается, а значит, начисления не будут производиться. Кроме того, суд вправе снизить начисленную неустойку или признать ряд комиссий незаконными. И еще. Если размер задолженности чрезмерно завышен (брали десять тысяч, а должны сто), то в суде его можно оспорить.

   Евгений Владимирович так же заметил, что звонки коллекторов — это не повод для волнений.

— Коллекторское агентство — это обычная коммерческая организация, такая же, как магазин или парикмахерская, — рассказывает юрист, — коллекторы не имеют права заходить к вам домой, описывать имущество, угрожать.

   Агентство должно подтвердить факт передачи долга: как минимум, отправить заемщику письменное уведомление с указанием реквизитов кредитного договора и суммы задолженности. Если должник не согласен с ее размером, то может требовать, чтобы спор рассматривался в судебном порядке. Так же стоит помнить, что коллекторы не имеют права уведомлять о наличии задолженности третьих лиц (родственников, сослуживцев, соседей и т.д.).

   Торокова сокрушается, что скоро надо будет собирать детей в школу, а не на что.

— Многодетным семьям у нас в стране жить очень тяжело, — говорит мать шестерых детей, — начинаешь экономить на всем, вплоть до прокладок.

   Женщина рассказывает, что приходится искать специальные магазины с более низкими ценами, ездить на рынок и даже просить одежду у знакомых. Недавно у одной из ее дочерей случилась тяжелая травма позвоночника — на лечение и реабилитацию ушли последние копейки.

— Сейчас вот нужны деньги на специальную обувь и корсет, а взять негде, — едва сдерживая слезы, говорит Галина Петровна. — Искали, конечно, подешевле, но они не дают результата: спинка кривится и ножки не выздоравливают.

   Семейное предприятие Тороковых все еще существует, правда, не приносит никакой прибыли, так как все вырученные деньги идут на выплату арендной платы и зарплаты работникам. Однако женщина уверена, что закрывать ателье нельзя. Она считает, что дело необходимо развивать, и только так можно будет получить какие-то деньги.

— Конечно, свой бизнес — это всегда риск, и мы это понимали, — рассказывает Галина Петровна, — но даже не думали, что из-за него нам придется не жить, а существовать.

   Женщина надеется, что кто-нибудь из более крупных предпринимателей сможет помочь ателье, подсказать, в каком направлении двигаться дальше, возможно — проспонсировать. Ведь в течение трех лет предприятие развивалось хорошо, и в поселке ему нет альтернативы.

   Пока же семья живет постоянной надеждой на перемены к лучшему. Галина Петровна не устает искать помощи, а ее муж и дети привыкли к отсутствию шкафов и кроватей.

— Стыдно сказать, но ведь бомжи же как-то живут, — вздыхает женщина, — так и я недавно заметила, что мы свыклись со своими условиями. Отклеились обои, отпала дверца — и никому уже неохота браться за починку или ремонт.

   Тем временем, «Молодые юристы России» советуют Галине Петровне не опускать руки. Евгений Рякин замечает, что наличие задолженности не делает человека бесправным — важно помнить об этом.

— Да, она должна банкам, но это не значит, что нужно отчаиваться, панически бояться коллекторов или беспрекословно выполнять все требования банкиров, — поясняет юрист. — В ряде случаев спор лучше решать в судебном порядке, например, когда в договоре прописано, что в первую очередь погашается неустойка, а ее размер превышает сумму основного долга.

   Сейчас Галине Петровне необходимо собрать пакет документов по каждому кредиту и выстроить диалог с каждым банком, не затягивая процесс. По словам юристов, наличие «плохих долгов» банкам невыгодно, т.к. они влияют на величину их резервов. Поэтому необходимо найти компромисс с кредитной организацией, определить суммы и сроки возврата, возможно, договориться о снижении неустойки.

— Напоследок хотелось бы дать совет всем заемщикам, — подводит итог Евгений Рякин, — когда вы берете кредит, пожалуйста, подумайте не о том, на что вы его будете тратить, а о том, как вы его намереваетесь отдавать.

 

Анастасия Гейн

«Новая на Урале»

Екатеринбург

novayagazeta.ru