Skip to main content

В который раз. О свободе.

Случилось так, что недавно я ездил в недельный экскурсионный тур по городам Испании. Барселона, Валенсия, Севилья, Гранада, Мадрид, Толедо, Кордоба. Между городами — многочасовые переезды, заполняемые рассказами гида и его же комментариями пробегающим за окнами пейзажам. Гид нам попался суперпрофессиональный, то есть влюбленный в Испанию и с двумя высшими российскими образованиями. Было интересно.

…Прижавшись лбом к автобусному окну, я думал о России.

Мозг автоматически перетаскивал испанскую действительность на русскую почву, задаваясь вопросом: а возможно ли такое у нас?

Выходило плохо.

Вот, к примеру, бег быков в Памплоне. Проводится в рамках фестиваля Сан Фермин (в честь святого Фермина) с 7 по 15 июля. Таким необычным способом прогоняют бычков для корриды — прямо по улицам. Расстояние 820 метров. И в этом забеге могут участвовать все желающие — в прошлом году их набралось 10 000 человек. Это только участников забега. А есть болельщики, друзья–подруги, тусовщики и просто случайные туристы. Излишне, видимо, говорить, что экономика города испытывает в это время необыкновенный подъем, кормясь этим фестивалем и воспоминаниями о нем весь последующий год.

Конечно, не без жертв. Со времени начала подобных забегов затоптано насмерть 13 человек. Последней жертвой стал американский турист, погибший в 1995 году. Жители городка вместо скорби и дежурного «мы больше так не будем» выразились в том смысле, что сам виноват. Сначала он всю ночь отмечал приезд, не спал, а потом вздумал бежать! Ну, и случилось то, что случилось.

То есть туристы могут гибнуть (это их выбор, в конце концов), что не может повлиять на многолетнюю традицию.

Или фестиваль Лас Файяс в Валенсии. Празднуется наступление весны, примерно с 15 по 20 марта. Истинно испанский размах — изготавливаются куклы из папье-маше, высотой до 20 метров, приговоренные к сжиганию. В 2011 году их, кукол, было около 600. Горожане выбирают ту куклу, которую впоследствии помилуют. Остальных сжигают без жалости под выстрелы хлопушек и улюлюканье. В этом году неполиткорректно сожгли куклы Николя Саркози и Барака нашего, Обамы. И других политиков без счета. Все чувствовали себя страшными свирепыми Карабасами-Барабасами.

Зато весело. И туристов, понятное дело, тьма.

А еще есть фестиваль Ля Томатина в Буньоле — это когда разнузданные горожане забрасывают друг друга перезрелыми и давлеными помидорами, купаясь потом в этой жиже. Уходит на эти забавы около100 тонн (10 КАМАЗов по-нашему). Есть где поскользнуться. И травмироваться. Улицы потом мыть…

А еще Праздник Живых Мертвецов в Лас-Ньевесе. Самые веселые ложатся в гробы, друзья и родственники волокут их на кладбище, где проводят полный похоронный обряд. С надгробными речами, венками и рыданиями. Прививка от смерти, так сказать.

Смех, да и только.

И вот вопрос: почему у них получается вот ТАКОЕ, а у нас — нет? Почему их праздники отличаются от наших, как утренник в детском саду отличается от концерта самодеятельности в ИТК?

Скажете — запрещают? И не пущают? Охотно верю. Лозунг любой бюрократии «как бы чего не вышло» нашими чиновниками соблюдается неукоснительно. И испанской бюрократией должен, казалось бы, тоже соблюдаться. Ведь кто «разрешил», тот и ответственность несет, если что не так. Поэтому наши чинуши запрещают все: шоу мыльных пузырей (кто их знает, что они имеют в виду), шествие ряженных пиратов (а казакам можно) или бои подушками (вдруг стрелять начнут?).

КАК БЫ ЧЕГО НЕ ВЫШЛО — помните, при совке было? Снова все так же. С 1991 года Россия, сделав круг, возвращается к вопросу о свободе.

А вдруг они куклу Сами Знаете Кого сожгут? И об этом в Кремле узнают?! Или помидором попадут не туда и не в того — к примеру, в Прокурора Района? Или, страшно сказать, — Прокурора Всей Области?! Или озверевший бык потопчет сына Областного Министра? Кто за это будет отвечать? Нет. Нет, даже не предлагайте. Не нужно нам таких праздников. У нас почва не та. У нас ведь что не разреши, в конце непременно маячит этот кошмар: сегодня они веселятся без оглядки на власть, а завтра — вообще разрешения спрашивать не станут. Даже на митинг оппозиции. И зачем тогда эта Власть?

Мне кажется, что дело еще во внутренней свободе. Дело в том, ощущают ли себя люди свободными в своей стране или они ощущают себя зеками, которым просто облегчили режим содержания и разрешили увольнительные за границу. В зоне же все праздники только при одобрении начальства и по воле его. Зеки не умеют веселиться сами — бесшабашно, простодушно и открыто. У несвободных злых людей и шутки злые. Они не смеются, а усмехаются, да так и смотрят, как бы начальству фигу побольше подложить, чтоб задеть побольней. Начальство ярится, привычно отвечая ОМОНом и задержаниями. Бывает, шутки не удаются и кого-то сажают. Все злобно и на полном серьезе.

Но многие вещи в этом мире, если не все, начинаются со свободы, с чувства легкого дыхания, с самого ощущения воздуха. С того чувства, что это — можно, а значит, нужно сделать. С уверенности, что никто не посмеет отобрать у тебя результаты твоего труда и твоих усилий.

На тему «Свобода как экономическая категория» написано множество книг, статей и диссертаций. Свобода в конечном итоге оборачивается достатком и прибылями — за счет улучшения инвестиционного климата, повышения производительности труда и предпринимательской активности, увеличения числа туристов да и просто свободных людей, способных творить. Развитие и благополучие страны сплетается из таких вот неэкономических категорий. И свобода принесет стране денег поболе, чем вся нефть со всем газом вместе взятые.

Только управлять такой страной нужно будет по-другому. И делать это должны будут другие люди. В этом, видимо, и закавыка. Пока же власть у нас говорит красивыми лозунгами, за которыми не следуют дела.

«Свобода лучше, чем несвобода» — как-то сказал Президент Медведев.

…Он тоже ездил в Испанию.

novayagazeta.ru