Skip to main content

… и бутылка рома!

"Новая газета на Урале" № 119 (1822) 24.10.2011 г.

После просмотра новой картины Брюса Робинсона «Ромовый дневник» невозможно не убедиться, что поговорка «лучше поздно, чем никогда» в мире кино не всегда актуальна. А давнему приятелю великого Хантера С. Томпсона, Джонни Деппу, потратившему почти 10 лет на поиски возможности экранировать первый роман американской акулы пера, стоило окончательно оставить попытки успешной операции по пересадке «Дневника» с бумаги на мировые киноэкраны.

Конец 50-х. Безбашеный, но талантливый журналист Пол Кемп (Джонни Депп), уставший от шумного и суетливого Нью-Йорка, переводится в штат репортеров англоязычной газеты «Дейли-Ньюс» в местечко Сан-Хуан, Пуэрто-Рико. Нескончаемый ром, атмосфера вечного праздника, легкие деньги — жизнь в туристическом городке кажется сказкой, а знакомство с меркантильным пиарщиком (Аарон Экхарт) и его пухлогубой подружкой (Эмбер Херд) не только вносит в трудовые будни Пола разнообразие, но и втягивает в вереницу непредсказуемых событий. Чем глубже Пол погружается в водоворот ромового сумасбродства и денежных афер, тем яснее для него становятся очертания окружающих людей и понятнее цель искажения самой сути профессии журналиста.

В том, что на плечи создателя экранизации ляжет гигантская ответственность перед миллионами поклонниками творчества отца гонзо-журналистики, никто не сомневался. После заявки Брюса Робинсона в качестве режиссера одни издали протяжное «Ууу» и махнули на премьеру рукой, другие остались верны чистой надежде на незабываемое кино-иллюстрирование пьяных, но глубокомысленных происков Пола Кемпа до самого конца. Кровавый холокост надежд пришел с выходом картины в мировой прокат.

Как ни странно, первые 15 минут фильма оказались самыми лучшими: интригующая картинка подарила незабываемые ощущения от встречи с любимыми героями и сладкие предвкушения дальнейшего. Однако, чем дальше, тем на душе становится все печальней, фокус расплывается и интерес к тому, что происходит на экране, моментально сходит на «нет».

Режиссер, непонятно по каким причинам, решился дать фору Томпсону и смело переделать его гениальный сюжет, который 2 года назад благополучно отметил 50-летие. Он полностью лишает Пола самостоятельности. Более того, дело доходит до смехотворного: нелепых попыток слепить из героев «Ромового дневника» подобие психоделичного дуэта Рауля Дюка и доктора Гонзо. Нет Йемона (одного из главных персонажей произведения), зато на первое место выходит некий слабоумный, страдающий хроническим похмельным синдромом, который периодически заполняет снотворную тишину в перерывах между петушиными боями своими шизофреническими монологами. В финале проскакивает абсолютно нелепая сентиментальность, проиллюстрированная многозначительным закатом и сказочными словами о дальнейшей судьбе Кемпа из той же оперы, что и «жили они долго и счастливо».

«Робинсон и Ко» кажутся долговязыми членами бойзбэнда, который только начинает репетировать свои роковые песни в гараже: им вроде хочется, чтобы от воя гитар и ударных стены дрожали, но страшно, что соседи услышат. Вот и все яркие моменты оригинального «Дневника» на экране показаны сквозь какую-то призму. Нет той сумасшедшей энергетики и лихого ритма, нет Томпсоновской души. А взятые с потолка «шутки» с автомобилем и наркотическим трансом превращают глубокомысленное произведение в фарс и бессмыслицу, лишая всех тех, кто не имел счастья познакомиться с оригиналом, возможности вникнуть в смысл кризисного периода не только жизни главного героя, но и его профессиональной карьеры.

Игра Джонни, который в свои 48 явно не тянет на 30-летнего, тоже не добавляет картине плюса. Его излюбленные ужимки изжили себя, а актерские приемы крайне ожидаемы. Херд же со своими алыми губами весь фильм строит из себя обольстительную девицу в стиле пин-ап. Хотя на самом деле, ее героиня куда более многогранна.

Добило отсутствие яркого музыкального бэкграунда и детализации окружающего пейзажа. Хотя момент с запечатлением Пола на фотокамеру голодных детишек в тропическом гетто я считаю режиссерской находкой.

В полном распоряжении Робинсона оказалась очень плодородная почва. Ему оставалось только закатать рукава и хорошенько поработать с исходным материалом. Пусть он бы слегка замарался и сделал допустимые ошибки, но он вложил бы в это смысл и душу и, возможно, создал бы экранизацию, достойную творчества отличного писателя и журналиста.

 

Кустарева Катерина,

«Новая на Урале»,

Екатеринбург

novayagazeta.ru