Skip to main content

Выбор


Почему он так разнится для россиян, живущих в нашей стране и за рубежом

 

Дмитрий Стровский,

профессор департамента журналистики

Уральского федерального университета

strovsky@yandex.ru 

 

Я только что возвратился из Праги, где читал лекции в тамошней Высшей школе экономики. На протяжении двух недель рассказывал студентам о роли СМИ в современном российском обществе, и эта тема в условиях зарубежья воспринимается, пожалуй, даже более эмоционально, чем у нас. Мы относимся к политической ситуации, сложившейся в России, куда как привычнее и терпимее, чем иностранцы. Наши студенты, тоже сидевшие в пражской аудитории, при ее обсуждении все больше молчали; чехи и словаки, слушавшие мой курс, задавали множество вопросов. Один из них обсуждался наиболее часто: как проголосует Россия на выборах 4 марта?

            Россия проголосовала. Как — известно. В.В. Путин получил безоговорочное большинство голосов — 63,6 процентов. Его ближайший конкурент Г.А. Зюганов, не говоря уже об остальных участниках предвыборного марафона — Жириновском, Миронове и Прохорове — отстали значительно. Примечательно, однако, что в европейских странах, где тоже работали избирательные комиссии, ситуация оказалась принципиально иной. В Чехии, например, безоговорочным лидером гонки оказался миллиардер Михаил Прохоров, Путин же получил там лишь 40 проц. голосов (с учетом результатов на трех участках). Еще более ущербная ситуация для Путина и выигрышная для Прохорова сложилась в Дании и Голландии. В Великобритании Путин набрал лишь 19 проц. голосов, а вот за Прохорова проголосовало больше половины всех избирателей. Уже на следующий день после выборов в Интернете появилась информация, что за рубежом В.В. Путина поддержали свыше 70 проц. избирателей. Верно, однако, и то, что в большинстве европейских стран и Америке кандидат № 1 проиграл.

То есть он проиграл в странах, показывающих наиболее высокий уровень жизни и считающихся оплотом социального прогресса, о необходимости достижения которых столько говорит сам Путин.

            Мне кажется, полученные результаты заслуживают того, чтобы, по крайней мере, задуматься о них.

 

Телевизоры одни, картинки разные

 

4 марта я пришел на избирательный участок № 5300, расположенный в здании российского посольства в Праге. Чтобы попасть к урне для голосования, пришлось отстоять в очереди, растянувшейся на улице на добрую сотню метров. «Как в ленинский мавзолей», — пошутил кто-то, стоявший рядом. Русскоязычная публика, двигавшаяся к «месту назначения», в это утро вообще держалась непринужденно и много шутила. Эти люди, честно говоря, мало напоминали мне избирателей на наших участках, к которым привык еще с детства. Мы в России в большинстве своем подходим к урнам для голосования с серьезным, даже сумрачным выражением лиц, на которых будто сургучовой печатью отмечена ответственность за судьбу искомого мероприятия. Наши сограждане в Праге, во всяком случае, внешне, вели себя куда как более раскованно.    Не хочу проводить прямых параллелей. Но мне кажется, существует вполне определенная зависимость между улыбчивым состоянием людей и результатами, демонстрируемыми ими в ходе принятия решений. Так или иначе, но наши соотечественники, пришедшие голосовать в Праге, Франкфурте, Лондоне, Барселоне и многих других европейских городах, продемонстрировали принципиально иные предпочтения, чем россияне, голосовавшие дома.

            Здесь нет чудес. Не побоюсь утверждать, что большинство наших избирателей, живущих за рубежом, — иного «разлива», чем те, кто голосует у нас. Главным образом потому, что первые имеют возможность определиться со своими приоритетами, знакомясь с российской политической ситуацией как бы со стороны.

            Это восприятие, к слову, нельзя назвать единым. Однако люди, живущие по ту сторону российской границы, имеют возможность воспринимать нашу страну принципиально иначе, чем воспринимаем ее мы. Там нет информационного перекоса в поддержку одной политической партии и одного кандидата — перекоса, который давным-давно стал привычным для нас. Там люди могут читать различные газеты, смотреть телеканалы, соблюдающие баланс политических интересов, где никогда не будут создавать информационные предпочтения одному человеку в ущерб другому. Заявления того или иного кандидата в политики там подвергают не подобострастно-кукольному, а самому что ни на есть настоящему, непредвзятому разбору. Там люди, как правило, не изменяют своим политическим принципам, не несутся во всю прыть в новые союзы и партии — главным образом потому, что от этого зависит их личное благополучие. Там народ не свозят автобусами к месту демонстрирования поддержки в адрес нужного власти кандидата в российские президенты.

            Зато там есть возможность куда более реального выбора между партиями и кандидатами. У нас такой возможности, по существу, нет. Зато есть другое. Среди наших зарегистрированных кандидатов в президенты находится непременно «главный кандидат». И так от выборов к выборам. Критиковать эту персону российским СМИ затруднительно. То есть формально можно, но не желательно, можно и по шапке получить.

            Все это отчетливо наблюдают российские избиратели, живущие за рубежом. Благодаря опять же своим средствам массовой информации, которые, слава богу, не находятся в зависимости от Кремля и Центризбиркома и потому предают огласке все то, что для нас по-прежнему является тайной за семью печатями: о реальных доходах власть имущих, о коррупционных схемах, построенных ими. Мы же, живущие в России, тоже ощущаем, что в нашей политической и экономической сферах не все ладно. Но сформировать устойчивое мнение о происходящем нам куда труднее — благодаря обволакивающей информации совсем иного рода, искоренившей какое-либо подобие политической дискуссии. Если у нас по ТВ беспрестанно твердят о правильности стратегии, выбранной действующей властью, то рано или поздно начинаешь думать, что твоя родная страна движется в правильном направлении.

            И поэтому большинство из нас воспринимает ситуацию на родине в целом как нормальную. В самом деле: войны, слава богу, нет, пенсии и зарплаты платят исправно. А что до равных политических возможностей и свободы прессы — так перебьемся, жили без этого сотни лет и еще проживем.

 

Свобода… топтаться на месте?

 

Россияне, живущие за рубежом, относятся к сложившейся в нашем Отечестве политической ситуации, как, по меньшей мере, к странной, отходящей от цивилизованных норм бытия. Они впитывают в себя иную культуру, ставящую на первое место политические свободы, возможность принимать решения без постоянной оглядки на государственный интерес, отстаивающей принцип, что быть богатым не стыдно, а даже наоборот.

Именно поэтому эти люди голосовали преимущественно за М. Прохорова. Не думаю, что они не осознавали определенную ущербность его кандидатуры, вобравшей в себя все противоречия эпохи становления российского капитала. Однако «новый русский» Прохоров им оказался милее «старого русского» Путина и выстроенной в годы его правления коррупции, уже проникнувшей, кажется, во все поры нашего общества.

            Коррупция, как известно, более болезненно воспринимается теми, кто уже ощутил на себе, что значит свобода выбора — политического, экономического, духовного. Бедных и зависимых людей она волнует меньше. Им надо каждодневно выживать и им не до внимательного отслеживания информации. Что, собственно, и является спасительным якорем для нынешней российской власти, сумевшей убедить большинство живущих в России в том, что альтернативы нынешнему политическому курсу в России нет и быть не может.

Только можно ли в этих условиях, когда в СМИ сглажены все конфликты и противоречия, действительно рассчитывать на устойчивое развитие страны?

            Миллионы наших людей внутри страны плохо улавливают эту зависимость — между отсутствием свободы выбора и невозможностью страны совершить качественный рывок в будущее. Россия, как показывает статистика, по-прежнему продолжает топтаться на месте в своем технологическом и информационном развитии на фоне наиболее передовых стран, хотя кремлевские политики уверяют нас в обратном. Во многом именно потому, что в дефиците сегодня главное — возможность для общества услышать все точки зрения по наиболее больным вопросам дня. Довлеет одно мнение — то, которое считал для себя нужным представить кандидат № 1. При этом население все время слышит тезис о «развитии демократии», окончательно утрачивая понимание ее сущности. На практике же в этом случае неизбежно строго противоположное: застрой мысли, развивающаяся коррупция и снижение инвестиций. Что, собственно, и происходит сегодня в нашем государстве.

Российская власть за последние 12 лет сделала немало, чтобы отбить у нашего населения склонность к умственной рефлексии и возможность понимать, что в действительности скрывается за всеми озвученными обещаниями. Теперь, после выборов, этот путь можно уверенно продолжать.

 

P.S.  

 

            Вот почему я боюсь, что в ближайшие шесть лет двум нашим сторонам — находящимся по ту сторону российской границы и по эту — не суждено понять друг друга. У них и у нас определяют свое отношение к жизни по принципиально иным основаниям. И поэтому слова «свобода», «ответственность», «выбор» для наших сторон во многом разнятся.

Несмотря, казалось бы, на незамысловатость содержания самих слов.

novayagazeta.ru