Skip to main content

АГС: патриотизм или «уклонизм»?

В Екатеринбурге обсудили перспективы альтернативной гражданской службы

Право на замену службы в армии альтернативным трудом «на гражданке» закреплено в Конституции. Закон об АГС также существует уже около 10 лет, однако развитие этого института происходит с трудом. Представители военкоматов упорно отказываются верить в искренность убеждений «альтернативщиков», считая гражданскую службу способом «откосить» от военной. Сторонники АГС, напротив, называют свой выбор подлинно патриотическим.

Точки соприкосновения между военными и правозащитниками попытались найти на прошедшем в столице Урала круглом столе «Защита прав призывников и военнослужащих: пути взаимодействия официальных и общественных структур», организованном в рамках программы Екатеринбургского общества «Мемориал» «Общественный диалог».

Впрочем, спектр тем круглого стола был намного шире, чем вопросы АГС. Так, один из соорганизаторов мероприятия, руководитель челябинского Фонда поддержки гражданских свобод «Правовая Миссия» Алексей Табалов перечислил основные нарушения прав призывников со стороны призывных комиссий.

По его словам, одним из самых распространенных видов произвола со стороны военкоматов является досрочный призыв студентов, которые еще не успели даже защитить диплом. Не уступают ему по частоте и случаи призыва в армию откровенно больных ребят.

— Врачи призывных комиссий перевыставляют диагнозы, поставленные до этого в обычных поликлиниках. По закону они, кстати, не имеют на это право. Проблема заключается в том, что военные комиссариаты не способны признавать свои ошибки, и стоят на своем до последнего, — посетовал правозащитник.

Слова Алексея Табалова подтвердил начальник отдела аппарата Уполномоченного по правам человека в Челябинской области Юрий Шибанов. Поделилась наболевшим и руководитель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Елена Попова.

— В последнее время увеличились обращения солдат по поводу роста насилия со стороны офицеров. Двое солдат, к примеру, вынуждены были бежать из части после того, как стали свидетелями избиения офицером Бердяевым одного их сослуживца. Они добирались до Петербурга пешком из Псковской области, поскольку в части в связи с этим делом на них как на свидетелей оказывалось колоссальное давление, — сообщила она.

Однако, по мнению координатора общественной инициативы «Гражданин. Армия. Право» (г. Москва) Сергея Кривенко ситуация с призывом на данный момент не так уж и плоха.

— Одиозных нарушений закона, вроде облав и захватов, сейчас уже нет. Самая большая проблема — это, действительно, призыв больных людей, которых приходится затем комиссовать из части. Подводит и низкое образование граждан, когда, например, они приходят на медицинское освидетельствование, как на обследование. Но провести обследование на призывном пункте невозможно — там просто нет необходимого оборудования. Результаты анализов нужно приносить с собой заранее, — заметил он.

Еще одним явно неприглядным моментом армейской службы Сергей Кривенко проблему полигона в г. Чебаркуль, где солдатам приходится своими руками разгружать вагоны с опасными боеприпасами, подлежащими утилизации. В ответ на это представитель военной прокуратуры попытался оправдаться хотя бы тем, что 70% разгрузки осуществляют не призывники, а специальные организации.

— Проблема в том, что, согласно нормам разгрузки, она должна проводиться вручную. Солдатам не положены даже рукавицы, и им приходится разгружать вагоны с боеприпасами голыми руками. Максимум, что я смог сделать — это добиться того, чтобы рукавицы им все же выдавались, — признался заместитель командующего Центрального военного округа по работе с личным составом Алексей Цыганков.

— Обязанность государства должна заключаться не только в том, чтобы отвечать за призыв, но и в том, чтобы солдаты не возвращались из армии больными: с туберкулезом и травмами, — подчеркнула председатель Комитета солдатских матерей Свердловской области Марина Лебедева.

Правда, при этом она отметила, что на территории Свердловской области взаимодействие общественников и военных налажено достаточно хорошо.

— Командующий военным округом лично обещал нам, что перед отправлением домой солдаты будут проходить медицинскую проверку, чтобы потом не возникло трудностей с доказыванием того, что травма получена во время службы, — сообщила Марина Лебедева.

Но, как уже было сказано, основные разногласия между людьми в погонах и гражданскими активистами проявились, когда зашла речь об альтернативной гражданской службе.

— Те, кто хотели бы откосить от армии, давно бы это сделали. Если человек предпочитает АГС, этим он исполняет свой долг перед Родиной и, следовательно, является патриотом, — убежден куратор проекта «Альтернативщики.рф», руководитель приемной по правам призывников в ЕО «Мемориал» Павел Колтышев, в свое время добившийся право прохождения АГС с помощью суда. — К сожалению, представители военного комиссариата зачастую не знают не только закон об АГС, но и о военной службе. Ни в одном призывном пункте мы не обнаружили информации об альтернативной гражданской службе. Многие призывники даже не знают об этой возможности. Кстати, я специально проверил списки членов призывных комиссий за этот год — они остались прежними. Соответственно, те люди, которые выносили в отношении меня неправомерное решение об отказе в АГС, остались на своих постах и не понесли никакой ответственности.

В ответ начальник отделения набора граждан на военную службу по контракту военного комиссариата Свердловской области Евгений Сороковский заявил, что в соответствии с законом призывная комиссия вправе отказать призывнику в прохождении АГС, и суд в данном случае является, как и военкомат, лишь толкователем права. Взгляды на патриотизм у представителя комиссариата тоже были несколько другими.

— Патриоты — это те, кто защищает Родину, выполняя свою конституционную обязанности защиты Отечества, и таких граждан намного больше, чем вам может показаться. Люди зачастую не идут на АГС не потому, что не знают о ней, но и потому что не хотят этого. Подумайте сами — если все выберут альтернативную службу, кто тогда будет защищать страну? И готовы ли вы платить налоги не меньше 45% за то, чтобы у нас была контрактная армия? — возмутился Сороковский.

Также представитель военного комиссариата не согласился и с текстом посвященных АГС брошюр и книг, выпущенных организацией «Солдатские матери Санкт-Петербурга», заявив, что в них «половина лжи». Особое негодование военного вызвала формулировка АГС как возможности отказа от военной службы. Почему замену военной службы другим видом деятельности нельзя расценить как фактический отказ от нее, Евгений Сороковский так и не пояснил, зато объявил, что поскольку Павел Колтышев на данный момент проходит альтернативную службу и одновременно является активистом «Мемориала», он нарушает закон.

— Лица, проходящие АГС, не вправе службу совмещать с другой работой, даже если за эту работу они не получают денег, — заявил он.

При этих словах невольно возникает вопрос: не является ли подметание двора или прополка огорода недопустимым занятием для «альтернативщика»? Подобную щепетильность проявляют, пожалуй, лишь религиозные иудеи, вера которых запрещает им работать в субботу.

— Зачем загонять в армию тех, кто этого не хочет? — недоумевал Алексей Табалов. — Армия — всего лишь услуга, которую мы заказываем государству. Хватит относиться к ней, как к чему-то сакральному.

Впрочем, определенный компромисс сторонам все же удалось найти. Так, все собравшиеся согласились с тем, что об АГС молодых людей лучше информировать не на призывных пунктах, а в школах. Как отметила модератор круглого стола, председатель ЕО «Мемориал» Анна Пастухова, стороны попытались хотя бы услышать друг друга, а это уже немаловажно.

Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru