Skip to main content

Запрещенная халва

В нескольких колониях Свердловской области у заключенных изымают продукты и сигареты

По словам руководителя правозащитной организации «Правовая основа» Алексея Соколова, случаи изъятия сотрудниками мест лишения свободы принадлежащих заключенным вещей происходят все чаще, притом в разных колониях. Результатом очередного рейда правозащитников стали жалобы «сидельцев», описывающие, в общем-то, одну и ту же стандартную ситуацию. Чаще всего, получив «с воли» набор продуктов и личных вещей, заключенные оставляли излишки провизии и сигарет на так называемой «каптерке», откуда они затем бесследно исчезали. Впрочем, в ряде случаев оперативники забирали продукты вполне открыто.

«По приезде с ЛИУ-15 у меня были изъяты продукты питания, разрешенные к употреблению: тушенка (23 банки), халва — 5 кг, щербет — 5 кг, карамель — 3 кг, чай — 4 кг, 18 пачек приправы», — пишет в своей жалобе заключенный Антон К. (ФКУ ИК-18). По его словам, оперативники забрали «излишки» в штаб колонии «до выяснения всех обстоятельств».

— Некоторые заключенные говорили потом, что видели возле штаба обертки от этих самых конфет, — рассказывает Алексей Соколов.

— На жалобы и просьбы выйти на беседу, чтобы прояснить ситуацию, администрация никак не отреагировала, — поясняет заключенный. — После моих многочисленных жалоб оперативник принес мне заключение о том, что продукты приобретены мною незаконно, и потому подлежат уничтожению.

— В любом случае это нарушение, поскольку каждое действие сотрудников колонии должно подтверждаться документально, — объясняет Алексей Соколов. — Здесь же ни в одном из перечисленных фактов не составлялось никаких документов, и никаких актов изъятия и квитанций на руки заключенным не выдавалось. Соответственно, не имея документов, человек не имеет возможности обжаловать изъятие.

— Кроме этого, продукты не являются предметами, запрещенными к использованию в местах лишения свободы. Если заключенный приобрел их неправильно, его следует наказать за нарушение правил внутреннего распорядка дня, посадить в изолятор, но уничтожать провизию никто не имеет права, — продолжает правозащитник.

Правда, администрация ИК-18 рассудила по-другому. Согласно письменному ответу ГУФСИН на жалобу руководителя «Правовой основы», продукты, приобретенные не в соответствии с установленным порядком, являются запрещенными (о чем, правда, их владельцу сообщили устно и задним числом).

А вот заключенные колонии в Гарях по-своему решили защититься от произвола администрации и объявили голодовку. Здесь в большом количестве были изъяты сигареты — на этот раз с каптерки, притом их владельцы при изъятии не присутствовали, и никаких документов им опять же не выдавалось.

— После нашего вмешательства сигареты заключенным вернули, но при этом их заставили писать заявление, что у них вообще ничего не забирали, — сообщил Соколов.

Помимо уже упомянутой ИК-18 «продуктово-сигаретные» жалобы поступили из колоний номер 8, 3 и некоторых других.

— Конечно, это только мое предположение, но я подозреваю, что у оперативников просто кончился негласный бюджет для оплаты стукачей, и они расплачиваются с ними чужими сигаретами, — высказал свою версию нарушений Алексей Соколов. — Особо возмущает тот факт, что, поскольку вещи забираются без всякого составления документов, работники колоний потом заявляют заключенным: докажи, что это твое. Почему человек, у которого фактически украли вещи, еще должен им потом что-то доказывать? — возмущается Алексей.

Тем временем в пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области нам сообщили, что о перечисленных нарушениях им ничего не известно. И.о. начальника пресс-службы Алексей Ковалевич, поблагодарив редакцию за обращение, обещал провести проверку в связи с поступившей информацией. Впрочем, уже имея на руках ответы управления по некоторым конкретным случаям, Алексей Соколов не возлагает больших надежд на результаты будущей проверки.

 Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru