Skip to main content

О финансовых пирамидах

В конце октября в рамках Международного форума «Юридическая неделя на Урале» на юридическом факультете Гуманитарного университета прошел семинар «Финансовые пирамиды, безлицензионная деятельность, иные схемы». О коммерческих мошенниках, привлекающих средства доверчивых граждан будущим юристам рассказал заместитель руководителя РО Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) России в УрФО Сергей Кокоулин.

АО «МММ», «Хопер-инвест», «Русский дом Селенга». Сегодня эти названия вспомнит не каждый, а двадцать лет назад реклама этих компаний заполняла телеэфир, а убытки, которые понесли доверчивые вкладчики, составляли сотни миллионов неденоминированных рублей. Но и сегодня в газетах Екатеринбурга то и дело появляются заманчивые обещания до 100 и выше процентов годовых, освобождение от подоходного налога (?!) и обязательное страхование вкладов. И во все времена находятся доверчивые граждане, желающие отдать свои кровные очередным предприимчивым финансистам. Признаками потенциального мошенника Сергей Кокоулин и поделился со слушателями.

Во-первых, по словам заместителя руководителя ФСФР, потенциального вкладчика должно насторожить отсутствие в рекламных материалах номеров лицензии компаний. Кстати, проверить эти номера всегда можно на сайте лицензирующей организации.

Вторым поводом заподозрить нечистоплотность компании являются высокие процентные ставки. Мошеннические компании, как правило, указывают 50, а то и более процентов годовых, что, между прочим, незаконно. Добавим от себя, что в ст. 28 ФЗ «О рекламе» прямо сказано, что реклама финансовых услуг не должна содержать гарантии или обещания в будущем доходности вложений, если такая доходность не может быть определена на момент заключения соответствующего договора. Проще говоря, если на настоящий момент нельзя точно рассчитать будущую прибыль, то и конкретные проценты компания обещать не имеет права.

— Уровень риска всегда пропорционален уровню доходности, и если высокий процент гарантируется, и при этом не упоминаются риски, это уже является незаконным, — пояснил Сергей Кокоулин.

Часто мошеннические компании не способны вразумительно объяснить, куда именно вкладываются привлеченные деньги. Чаще всего вкладчикам рассказываются красочные история о газовых или нефтяных инвестициях, хотя иногда мошенники проявляют особую изобретательность. Например, компания, действовавшая в Тюмени и Екатеринбурге, собирала деньги на съемку фильма, общая грандиозные выплаты после его выхода в прокат. К слову, какой-то фильм в итоге действительно был снят, только вот никакой доходности вкладчики не получили.

Клиента сомнительные компании чаще всего обрабатывают «на месте», пока он не успел еще критически осмыслить то, что ему предлагается. Названия мошеннических фирм могут быть созвучны успешным банкам и компаниям, реклама распространяется чаще всего не по телевидению, а в газетах или на столбах, а денежные средства зачастую принимаются без выдачи каких-то адекватных документов.

— У нас даже был случай, когда вклады передавались по договору дарения, — поделился Сергей Кокоулин. — Непонятно, как люди в таком случае рассчитывали получить свои сбережения назад.

Общий принцип всех финансовых пирамид, по словам представителя ФСФР, — отсутствие какой-либо реальной производственной или инвестиционной деятельности. Деньги в этом случае собираются «в мешок» и попросту перераспределяются, при этом «верхний уровень» может получить свой процент лишь при условии большого притока новых членов. Понятно, что при таком раскладе большинство людей теряют свои деньги.

Типов финансовых пирамид специалисты выделяют два: многоуровневые, построенные по принципу сетевого маркетинга (чаще всего они действуют посредством распространения Интернет-предложений) и построенные по схеме Конзи (названной по имени создателя такой пирамиды в США Чарльза Конзи). Здесь организатор принимает вклады населения под высокий гарантированный процент. Вкладчикам первого уровня он, как правило, выплачивает прибыль за свой счет, что привлекает в компанию новых членов. Так происходит до тех пор, пока приток новичков не замедлится, и пирамида не рухнет.

— Чаще всего на собраниях таких организаций применяются приемы психологического воздействия на личность. Это могут быть пылкие речи на общих семинарах с демонстрацией своего «успеха» или индивидуальная обработка, — пояснил Сергей Кокоулин.

Сложнее обстоят дела с новоявленной компанией «МММ-2011». По словам эксперта, ее нельзя назвать откровенно мошеннической структурой, поскольку в этот раз Мавроди очень осторожно говорит о гарантированности процентов, и признается, что никакой производственной деятельности компания не ведет.

— По сути, он сам раскрывает сейчас многие принципы работы сетевой пирамиды, и люди понимают, куда они несут деньги, и понимают, что наживаются на возможном горе тех, кто придет после них, — заметил Кокоулин.

Кроме этого, люди переводят деньги на счета так называемых «десятников» и «сотников», и на руках у них остается лишь документ о переводе. Доказать что-то с его помощью невозможно, да и жалоб от пострадавших на данный момент нет, а без них возбудить какие-то уголовные дела невозможно.

— Правоохранительные органы пытались каким-то образом затруднить продвижение рекламы МММ, устраивали просветительские мероприятия, запрещали рекламу, если та нарушала требования законодательства, — пояснил представитель ФСФР.

По его словам, «МММ-2011», выплатив деньги части вкладчиков, все же рухнула. Вполне возможно, что та же участь ожидает «МММ-2012».

Отдельно Сергей Кокоулин выделил мошенничество с помощью кредитно-потребительских кооперативов. Юридически такой кооператив представляет собой некий «междусобойчик» граждан численностью 15 человек и объединяет свои сбережения по принципу советской кассы взаимопомощи. Из общего котла пайщики берут займы на личные нужды, а порой за небольшое вознаграждение дают и самому кооперативу попользоваться своими деньгами (по закону это называется передачей личных сбережений членов кооператива). Однако многие и из таких невинных, на первый взгляд, организаций действовали по принципу пирамиды. Правда, сейчас ситуация изменилась — кооперативы в обязательном порядке должны быть членами саморегулируемых организаций (СРО), которых на данный момент существует всего десять. Понятно, что СРО тщательно проверяют кооператив, прежде чем предоставить ему членство.

— В целом вы должны запомнить, что не существует безрисковых инвестиций, и ни в коем случае нельзя инвестировать последние деньги, — подытожил свое выступление Сергей Кокоулин.

 Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru