Skip to main content

Заместитель руководителя «Города без наркотиков» объявлен в федеральный розыск

Смерть Татьяны Казанцевой, череда обысков в «женском» реабилитационном центре, возбуждение двух уголовных дел, эксгумация тела Тани против воли родственников, арест одного из сотрудников фонда…

Череда несчастий, постигших с лета текущего года екатеринбургский фонд «Город без наркотиков», пополнилась ещё двумя событиями: 2 ноября утром начались обыски в офисе фонда «Город без наркотиков» на улице Белинского, в мужском реабилитационном центре организации в микрорайоне Изоплит и на дому у вице-президента фонда Евгения Малёнкина.

— Следственными органами СК России по Свердловской области возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 127 УК РФ — незаконное лишение свободы. Оперативное сопровождение осуществляется отделом по борьбе с организованной преступностью. Мы проводим обыски по трем адресам в рамках расследования данного уголовного дела. У нас есть основания полагать, что там хранятся документы, которые интересуют следствие и не были представлены по официальным запросам. В том числе, со слов десятков опрошенных свидетелей установлено, это видео- и аудиозаписи «работы» так называемых «групп захвата», которые за определенную сумму выезжали по адресам будущих реабилитантов и принудительно доставляли их в центры,— сообщил журналистам начальник отдела по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД по Свердловской области Константин Строганов.

— Органы так усердно занимаются тем, что ищут потерпевших, что даже привозят их из других городов, — сообщил в интервью «Новой на Урале» известный нижнетагильский общественник, а в своё время — основатель «Города без наркотиков» в Нижнем Тагиле Егор Бычков. — При этом в том, что касается смерти Татьяны Казанцевой, все эксперты утверждают, что причина её смерти – менингит, и с фондом это никак не связано, так что уголовное дело по факту её смерти оперативникам давно следовало бы прекратить.

По словам Егора, 2 ноября к зданию фонда приехали сотрудники полиции, Следственного комитета, СОБР и главный редактор сайта «Вечерние ведомости» Денис Токарский — по замечанию Бычкова, единственный из журналистов, кого допустили в помещение во время обыска.

— Силовики сообщили, что ищут наркотики и оружие — якобы фондовцы сами подбрасывали наркоманам наркотики. Мы же считаем, что это просто репрессивные меры, которые могут плохо закончиться для их организаторов. Судя по комментариям в Интернете, люди готовы выйти на улицу и защитить фонд. Интересно, что два года назад, когда был суд в отношении меня, руководство ФСКН обещало, что будет активно привлекать общественные организации к борьбе с наркоторговлей и изменит существующее законодательство. Сейчас мы видим, что за два года ситуация ничуть не изменилась. «Город без наркотиков» работает уже 13 лет, он провёл 5 тысяч операций, а кроме этого и просто помог многим людям.

Как сообщил в интервью «Новой на Урале» помощник руководителя пресс-службы следственного управления Следственного комитета РФ по Свердловской области Максим Чалков, во время обыска сотрудники СК искали флеш-карты и письменные документы, содержащие сведения о количестве лиц, проходивших реабилитацию в реабилитационных центрах, а также заявления этих лиц.

— Нам важно понять, добровольно ли люди находятся в ребцентрах. Это плановый обыск, проводившийся в рамках возбуждённого ещё летом уголовного дела. У нас есть основания полагать, что интересующие нас документы находятся по месту проживания одного из руководителей фонда — Евгения Малёнкина. Поскольку его участие необходимо для проведения следственных действий, а на данный момент его нет в городе, его, действительно, объявили в федеральный розыск, — подтвердил Максим Чалков.

— Интересно, что судебной санкции на проведение обыска в помещении фонда нет. Без такой санкции обыск в нежилом помещении возможен лишь в случае проведения неотложных следственных действий, но вряд ли можно назвать неотложными действия, проведённые в рамках дела, возбуждённого ещё 22 июня, — сообщила нашей газете адвокат фонда Анастасия Удеревская. — Кроме того, в помещении «Города без наркотиков» на Белинского, 19 у меня зарегистрирован адвокатский кабинет, но номер кабинета не конкретизирован. Получается, формально обыск проводится у меня, при этом меня даже не пускают внутрь! При этом мой адвокатский статус требует, чтобы для обыска обязательно было судебное решение.

— Непонятно также, зачем привлекался СОБР, зачем было объявлять Малёнкина в федеральный розыск, если ему даже не вручалось ни одной повестки о явке? Преступление, предъявляемое сотрудникам фонда, средней тяжести, и мне непонятно, зачем органы искусственно поднимают вокруг него такой шум, — удивляется Анастасия.

«Новая на Урале» будет следить за развитием событий.

Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru