Skip to main content

В мире короткого метра

Следуя за толпой желающих посмотреть картины осенней программы международного фестиваля короткометражного кино и анимации «Future Shorts», я медленно погружаюсь в обволакивающую темную атмосферу зрительного зала. Из разговора расположившихся рядом со мной девушек я узнаю, что короткометражки настолько хороши, что люди, не удовлетворенные разовым просмотром, спешат купить билеты на следующие сеансы фильмов осенней программы «Адаптация». Пока я обдумываю, как бы использовать восторженные отзывы в будущем материале, и скептически читаю аннотации к фильмам, экран наконец-то перестает разряжать обойму импульсивных трейлеров.

Пульсация киноновелл

Программу открывает картина британского режиссера Майкла Пирса «Ритуал» (Rite, 14 минут). Фильм является зарисовкой встречи отца с сыном, которые давно не видели друг друга. Без лишних предысторий и пояснений, режиссеру удается уместить в кузов миниатюрного пикапа, готового к дальнему путешествию, не только всю необходимую утварь в виде ярких второстепенных героев, операторских находок, вроде крупных планов и необычных ракурсов, но и наблюдающих за картинами колоритных английских улиц автостопщиков. Реальность в «Ритуале» делится на два мира: мир грубого отца и мир культурного сына. Такая бинарность, базирующаяся на стыке времен, ценностей и воспитания, заставляет сомневаться в силе родственных генов. Завершающая метафорическая сцена, в которой отец надевает наушники оставленного в машине плеера и слушает любимую музыку сына, открывает новую страницу в этой истории, где возможно двоемирие рассеется, как характерный для английских городков утренний туман.

«На одной линии» режиссера Рето Каффи (Auf Der Strecke, 30 минут) повествует о нравственном выборе, с которым столкнулся скромный охранник торгового центра. За короткие 30 минут вместе с главным героем мы успеваем пережить и любовь всей жизни, и разочарование, и метания души, и раскаяние. Развернувшаяся трагедия маленького человека, нечаянно свернувшего в неправильную сторону и растерявшего по дороге все ориентиры, неожиданно сталкивается с судьбой сильной личности, которая выводит нашего героя из темного переулка на освещенное шоссе.

Диалог героев короткометражного фильма «Обыкновенное кафе, Каир» (Café Regular, Cairo, 11 минут) подкупает своей правдивостью и непосредственностью. Затрагивая вопросы интимных взаимоотношений, влюбленная пара на самом деле демонстрирует невключенность любви в контекст религиозно-нормативного уклада жестких законов ислама. А особую контекстуальную связь между атмосферой кафе и диалогом еще сам Джармуш воспевал в своих картинах.

Все эти индивидуальные киноновеллы без начала и конца представляют целый пласт короткометражного бэкграунда к реальным, почти документальным историям. Режиссеры буквально вырвали их из современной среды — картины по-настоящему живые и самостоятельные.

 Мультпарад

Представленные на фестивале анимационные короткометражки показали, что мультипликация давно переросла из наивного и легкомысленного киноискусства в настоящее иносказательное средство передачи глубоких и незаурядных сюжетов. «Медленный Дерек» (Slow Derek, 8 минут) британского режиссера Дэниэла Оджари, например, не только отражает современный темп жизни, но и открывает нам практически сверхъестественный диссонанс между ритмом окружающей действительности и тем, что определяет размер и делит существование на такты внутри нас. И часто мы, желая заставить идти оба времени в унисон, как Дерек, делаем странные поступки: нарушаем привычный ход вещей, хотя на крышу поезда экскурсии вряд ли совершаем. Сам режиссер говорит, что в каком-то смысле Дерек — карикатура на людей (включая его самого), в чьей жизни мало движения: сидячая работа, поездки на транспорте, сон в кровати... и визуализация ощущений человека, который слишком нетороплив для современного темпа жизни.

А подобное дипломному фильму режиссера Кумара Саткунарасы для университета Борнмута «Жизнь и прочая фигня» (Life and Stuff, 5 минут) вы вообще маловероятно когда-либо видели. Философия в духе Сартра с развенчаниями фрейдовской теории либидо, соединенная с повествованием о реальной жизни, выглядит по-настоящему экстраординарно. Кажется, что нарастающая глубина к финалу просто разорвет пятиминутный ролик со скоростью взрывающегося попкорна. По сути, концепция здесь строится на воздействии на психику зрителя быстро сменяющимися кадрами и монотонным закадровым голосом — текст несет в себе такую оригинальность, что странно было бы обращать внимание на грамотно соединенные между собой анимационные сцены, что, кстати, тоже заслуживает уважения к автору.

Немного импровизации

«Краткая история Джона Балдессари» (A Brief History of John Baldessari, 6 минут) от американских режиссеров третьей части «Паранормального явления» Генри Джуста и Ариэля Шульмана внесла в программу фестиваля нотки хулиганской импровизации. Ироничный Том Уэйтс, чей голос и рассказывает нам самые необычные и яркие моменты из биографии известного художника, вкупе с ритмичным монтажом превращают короткометражный фильм в современный рекламный ролик, где информация интригует, приковывает внимание и не оставляет равнодушным.

Не менее интересной оказалась картина Бенни и Джошуа Сафди «Черный воздушный шар» (The Black Balloon, 21 минута). Легкая короткометражка, в которой шарик-индивидуалист в поисках своего места в мире путешествует по улицам мегаполиса под мелодичную и неторопливую музыку, создает определенное настроение. Случайные встречи с зависимыми от обстоятельств людьми, мотивирует его сделать свободными своих собратьев. Чудеса посреди серого города, импровизация шарика, кажущегося менее «надутым», чем окружающие его люди.

Последние титры последней короткометражной картины. Люди устало поднимаются с кресел и неохотно направляются к выходу. Я задерживаюсь у касс: уж очень хочется побывать в мире короткого метра еще раз.

Екатерина КУСТАРЁВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru