Skip to main content

Ивдель — второй Копейск?

Вячеслав Башков: «Заключенным остается только колотить друг друга»

Бунт в колонии в Копейске привлек внимание всей России. Тем временем правозащитники утверждают: в отдельных колониях Свердловской области ситуация с вымогательством денег у заключенных со стороны администрации, избиениями и пытками ничем не лучше, чем в печально известной ИК-6 под Челябинском.

По словам члена общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Вячеслава Башкова, 3 апреля он со своим коллегой Владимиром Шаклеиным посещали СИЗО №1, где случайно обнаружили заключенных Юрия Германа и Никиту Мифтахова. Они и поведали правозащитникам о происходящем в Ивдельских колониях.

— Они дали нам информацию о коррупции, пытках и избиениях в колониях № 55 и №62. Дело в том, что ранее эти заключенные сами сотрудничали с администрацией колоний, то есть, говоря на уголовном жаргоне, являлись «красными», но затем система начала оборачиваться против них. Тогда заключенные стали писать жалобы, — рассказывает Башков.

Членам ОНК удалось записать видеообращение осужденных.

— В колонии я занимался сбором денежных средств и продажей сотовой связи, — рассказывает Юрий Герман на снятой в СИЗО записи. — Поручение заниматься этим мне дал подполковник внутренней службы.

В результате правозащитники подготовили подробный отчет об услышанном и в апреле передали его в органы прокуратуры.

— 16-го апреля на рабочем собрании ОНК и руководства ГУФСИН я сказал о необходимости расследования данных фактов и посоветовал временно отстранить от должности начальника ИК-55. Ничего из этого предпринято не было. В результате через три дня в колонии вспыхнул бунт, — сообщает Вячеслав Башков. — Одни заключенные начали гоняться за другими и избивать их.

По версии правозащитников, отчаявшиеся зэки избивали так называемых «красных» — своих сокамерников, которые по требованию администрации вымогали с них деньги. После бунта, 25 апреля члены ОНК прибыли в Ивдель.

— По прибытии мы сразу же прошли в больницу ИК-55 и прямо у входа встретили ожидающего перевязки заключенного, который признался нам, что его избили за сотрудничество с администрацией. Мы поднялись в палату, где он лежал, и все лежавшие там оказались «красными». По версии тех заключенных, которые напали на них, эти люди занимались вымогательством по поручению администрации колонии. В Копейске было то же самое, — поясняет Башков. — Вся разница в том, что в ИК-55 не все заключенные знали, кто именно вымогает у них деньги. В той же больнице мы нашли одного из нападавших, который после бунта вспорол себе живот, чтобы избежать пыток.

Эти «дела давно минувших дней» были бы нам не интересны, если бы тревожные сигналы правозащитников не продолжали поступать и по сей день. По словам Вячеслава Башкова, в колонии ничего не изменилось, и никаких мер по нормализации ситуации принято не было.

— Правда, сейчас основной поток жалоб поступает из ИК-62 — именно на избиения и пытки, уже без вымогательства, — уточняет Башков. — Мы пытаемся привлечь внимание общественности к этой проблеме. 25-го нам запретили делать видеозаписи с заключенными. По этому поводу мы подали в суд, и выиграли процесс буквально на днях в апелляционной инстанции в Свердловском областном суде.

Вячеслав Башков убежден: вся разница между Ивделем и Копейском заключается лишь в удаленности от областного центра.

— На бунт в Копейске моментально среагировали правозащитники и журналисты, поскольку он находится рядом с Челябинском. В Ивделе же заключенным остается лишь колотить друг друга, чтобы привлечь к себе внимание, но и это не помогает, — считает он.

Тревожные сигналы поступают и из других областных колоний. Так, заключенный ИК-47 (Каменск-Уральский) Игорь Ковалев сообщает о том, что открыл на территории колонии деревообрабатывающее производство, которое было отобрано у него, пока он находился в ШИЗО.

«У меня было отобрано множество изделий из дерева, сруб под баню, могильные кресты. Администрация различными способами вымогает деньги и товары. Регулярно избивают, оскорбляют, унижают. В настоящее время я серьезно опасаюсь за свою жизнь», — пишет осужденный в своем заявлении.

Между тем официальная позиция ГУФСИН резко расходится с версией правозащитников. По словам правоохранителей, бунт в Ивделе представлял собой обычные «разборки» заключенных между собой, а информация о вымогательствах не подтвердилась.

— Члены ОНК после каждого посещения колоний составляют протоколы и направляют их в прокуратуру и ГУФСИН. Соответственно, по каждому сообщенному ими случаю проводится тщательная проверка, как минимум внутренняя. Кроме этого, есть специальная прокуратура, надзирающая за местами лишения свободы. Так вот, в ходе всех этих проверок ни одного из перечисленных господином Башковым факта не подтвердилось, — сообщила ответственная за деятельность пресс-службы, полковник внутренней службы Елена Тищенко. — И вообще, я бы не сказала, что пророчить здесь повторение происшедшего в Копейске можно назвать гражданской позицией.

По словам Елены Тищенко, в жалобах, направляемых ОНК, фигурируют одни и те же имена лиц, находящихся в штрафных изоляторах.

— Эти люди нарушали права человека на воле, а в колонии они стали нарушать правила внутреннего распорядка. Но ведь эти правила существуют как раз для того, чтобы человек изменил свой образ жизни и начал исправляться! Без этого у наказания нет смысла, — считает полковник внутренней службы.

Еще одной претензией работников ГУФСИН к ОНК является «однобокий» характер работы, например, отсутствие деятельности по социализации несовершеннолетних заключенных. По поводу жалобы из Каменска-Уральского точной информации в пресс-службе ГУФСИН не дали, однако, к самому факту отнеслись скептически.

— Заключенный в принципе не может открыть мастерскую. Он может подать соответствующую идею, но закупать оборудование и воплощать ее в жизнь все равно должна администрации колонии, — отметила Елена Тищенко.

Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru