Skip to main content

Российский бывший заключенный — герой испанского комикса

Алексей Соколов: «На ситуацию в России в Испании отреагировали с ужасом»

Новость о правозащитнике Алексее Соколове несколько лет назад облетела весь мир. Занимаясь защитой прав заключенных, в 2010-м году он сам угодил за решетку по весьма сомнительному обвинению, ничем, кроме слов других осужденных, не подтвержденному. В этом же году авторитетная международная организация Amnesty International («Международная амнистия») признала Алексея Соколова узником совести (до этого ими становились только несколько советских диссидентов, а также российские ученые Григорий Пасько и Александр Никитин). Выйдя из мест заключения, правозащитник вернулся к своей деятельности.

Буквально на днях Алексею удалось побывать в Испании и встретиться там с членами и волонтерами «Международной амнистии». Инициатором поездки стал головной офис Amnesty International в Лондоне. О том, что ему удалось сделать во время поездки, и как обстоят дела с правами человека в Европе, Алексей Соколов поделился с «Новой на Урале».

— Алексей, наверное, нужно немного рассказать читателям о самой Amnesty International. Как давно вы с ними сотрудничаете?

— С 2006 года — того самого времени, когда у меня был произведен незаконный обыск. Тогда Amnesty International за меня заступились, и мне вернули все изъятые вещи: документы организации, компьютер, переписку и различные бытовые предметы. После признания меня узником совести эта организация оказывала мне большую материальную и моральную помощь: мне писали письма, присылали фотографии, словом, всячески поддерживали, пока я находился за решеткой.

— Цель Amnesty International — защита прав заключенных?

— Защита прав человека в широком смысле: устраивает акции, инициируют письменные обращения в правительства стран, где нарушаются права человека, привлекая тем самым к этим случаям внимание международного сообщества. Также они тесно сотрудничают с ООН, Комитетом против пыток и т.д.

— Возвращаясь к поездке в Испанию — чем именно вы там занимались?

— Я участвовал в различных пресс-конференциях, в обсуждении разных вопросов, в том числе высказывал свое мнение о том, как у нас в России попираются права человека. В Министерстве иностранных дел в Мадриде мне удалось встретиться с начальником Департамента стран Восточной Европы. С ним мы обсуждали закон Магнитского, дело «Pussy Riot» и последние 4 закона (об «иностранных агентах», госизмене, клевете, Интернете), которые, существенно ограничивают роль правозащитного движения в России. Интересно, что после этого сюжет про Копейск был показан на центральном телевидении Испании. Я тоже выступал на этом телевидении. Одна женщина даже нарисовала комикс, в котором изобразила всю мою историю с арестом и тюремным заключением. Я был очень тронут этим и рад, что во время поездки мне удалось познакомиться с ней лично.

— Каково было отношение испанцев к тем фактам, которые вы им поведали?

— Они были в ужасе. Люди смотрели мой фильм «Фабрика пыток» и не могли поверить, что такое вообще возможно. Тем более они не могли поверить, что все это происходит по сей день. В Копейске в 2008-м году убили четверых заключенных, и никто не сделал никаких выводов.

— А как обстоит ситуация с правами человека в самой Испании? Встречаются ли у них факты, подобные нашим?

— В тюремной системе у них подобных фактов нет в принципе. Там действует множество правозащитных организаций, и им никто не препятствует работать. Однако экономический кризис, затронувший и Испанию, сейчас приводит к некоторому сокращению социальных пособий, выплат и т.д. Естественно, люди волнуются за свое будущее и тоже выходят на митинги. Например, Минздрав урезал расходы на социальное обеспечение врачей. В результате 9 декабря врачи вышли на митинг, направленный против урезания бюджета. Как раз в этот день мы с волонтерами Amnesty International собирали подписи в поддержку правозащитников, в том числе и Игоря Каляпина, который занимается чеченским вопросом. Этот человек очень мужественен, так как продолжает дело Анны Политковской и Натальи Эстемировой, прекрасно зная, что было с его предшественницами.

Так вот, на соседней с нами улице проходил митинг врачей, и полицейские перекрыли улицу, чтобы демонстрантам никто не мешал. Это с точностью наоборот в сравнении с тем, что делают наши власти. Здесь для митингующих созданы все условия: люди спокойно проходят с плакатами, выступают, кричат, и их никто не трогает и тем более не задерживает. В Испании люди спокойно могут проявлять свою гражданскую активность — видно, что это свободное общество, в котором никто ничего не боится.

— Кроме социально-экономических, никаких других проблем в Испании вы не заметили?

— Такое впечатление, что их там просто нет. Вся жизнь создана для людей. Например, в 2 часа дня в Испании закрывается все: до 4-х продолжается сиеста. Меня это удивило: люди митингуют, хотя при этом еще отдыхают полдня. Они просто привыкли к высокому уровню жизни, и уже не представляют, что возможно жить по-другому. Видно, что государство работает для людей. Наши люди даже не знают, что возможно так жить. Например, любой человек в Испании может написать запрос, и чиновник обязан будет ему ответить. Отписками там никто не занимается. Кстати, к радости русскоязычного населения, наше посольство стало вести себя с людьми по-другому, больше стало проводить консультаций.

— Но повлиять на то, что происходит в России, в частности, на ситуацию в Копейске, испанцы не смогут?

— Максимум, что они могут — это озвучить эту ситуацию в Совете Европы. Это довольно серьезный способ морального воздействия. Вообще, эта поездка дала мне в первую очередь опыт и новые знакомства: это и люди из ООН, которые занимаются непосредственно правами человека, и из Комитета против пыток Евросоюза. Надеюсь, наше сотрудничество с ними продолжится.

Беседовала Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru