Skip to main content

Голосящий Гюго

7 февраля состоялась российская премьера экранизации мюзикла «Отверженные» по мотивам одноименного романа Виктора Гюго.

Надеть кандалы на  странствующую по просторам формы и содержания историю на сей раз довелось британскому режиссеру Тому Хуперу. Франция. Начало XIX века. Каторжник Жан Вальжан (Хью Джекман) после 19 лет заключения за украденный хлеб оказывается на воле. Неожиданный случай, произошедший с ним в храме, в корне меняет его отношение к жизни. Он занимает место мэра провинциального города, становится уважаемым человеком. Приобретенное им болезненное отношение к страданиям бедняков не позволяет ему бросить на растерзание судьбы бывшую работницу фабрики Фантину (Энн Хэтэуэй), которая, уходя из жизни, просит позаботиться о собственной дочери (Аманда Сейфрид), оставленной ей когда-то на попечение семьи неких Тенардье (Саша Барон Коэн, Хелена Бонэм Картер). Не в силах отказать умирающей Фантине, Жан вынужден пролить свет на свое прошлое и удариться в бега в страхе снова быть уличенным в бывших преступлениях бесстрастным законом в лице инспектора Жавера (Рассел Кроу).

После ошеломительного успеха ленты «Король говорит!», обласканной членами Академии кинематографических искусств и наук в 2011 году, 40-летний Том Хупер, видимо, решил, что точку в своей истории покорения Голливуда ставить еще рано. Только эта причина может толкнуть на столь заискивающий выпад, обрамленный в наряд, совершенно не выбивающийся из досконально изученных требований установленного дресс-кода. Бесспорно, Хупер смог бы стать отличным театральным режиссером. Он умеет ограничиваться статичностью изображения, грамотно использует крупные планы, особое внимание уделяет декорациям и, что называется, пространственно-временному контексту. Может, именно поэтому автор выбирает для экранизации романа Гюго именно версию мюзикла, встроится в которую такому режиссеру, как Хупер, гораздо легче, нежели взяться за сценарий литературного произведения. Видно, что работать с материалом автору картины было удобно. Но насыщенные театральным пафосом, красивой картинкой, впечатляющими образами, «Отверженные» местами совершенно теряют свою глубину. Картина Тома Хупера напоминает краткое содержание в сборнике для нерадивых филологов, в котором содержатся все самые яркие и особо акцентируемые моменты романа. Конечно, создатели ничего не упустили, но впечатление сложилось такое, будто заслуга фильма в том, что неимоверно скучную книжку вдруг сделали веселой и интересной, с музыкой, пусть и неплохой, и танцами.

Излишнюю постановочность происходящего, свойственную мюзиклам, не спасает ни тот факт, что каждая песня была записана на съемочной площадке вживую, ни аристократичная худоба Хью Джекмана, которого после его недавней роли в скабрезном «Муви 43» вообще сложно представлять в серьезном образе, ни пожертвованные для роли Фантины локоны Энн Хэтэуэй. Кстати, спорить с тем, что Энн грандиозно поет, бессмысленно, и только чрезмерная театральность ее страданий заставляет отдать предпочтение Фантине, великолепно сыгранной Шарлоттой Генсбур в экранизации Жозэ Даяна 2000 года. Кажется, что сквозь эту музыкальную составляющую пробиться не удалось и Расселу Кроу, на лице которого на протяжении всего фильма вообще не промелькнуло ни одной эмоции. Несомненно, комфортно себя чувствовали исполнители четы Тенардье. Здесь Хупер попал в самую точку.

Роман-эпопея Виктора Гюго на своем веку пережил множество визуальных трансформаций, постепенно став для современников частью скорее поп-культуры, нежели литературного наследия. Но всю трагичность происходящего отечественный кинозритель сможет понять, только когда запоет Андрей Болконский, поэтому, не воспринимая близко к сердцу, наверное, все-таки стоит восхититься размахом трехчасового действа, перенесенного на экран с театральной сцены.

 Екатерина КУСТАРЁВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru