Skip to main content

Миграция: от Швейцарии до России

Наши омбудсмены и их коллеги из стран СНГ обсудили проблемы миграции

27-28 мая в Екатеринбурге прошла Международная конференция «Развитие консолидирующего потенциала омбудсменов для решения проблем в сфере миграции и защиты прав мигрантов и членов их семей». В ней приняли участие Уполномоченные по правам человека из субъектов РФ, омбудсмены Кыргызской Республики и Республики Таджикистан, представители миграционной службы, консульские работники, также представители общественных организаций Свердловской области, специализирующиеся на работе с мигрантами. Пленарное заседание конференции прошло 27 мая в резиденции губернатора области.

Своим опытом с российскими чиновниками и правозащитниками поделилась сотрудница Женевского бюро по интеграции мигрантов Даниэля Себеледи. В частности, она сообщила, что в Швейцарии на данный момент 22% процента населения — иностранные граждане. Для сравнения: это намного выше, чем во Франции (6%) и в Евросоюзе (13%). Однако, как выяснилось, связаны такие высокие показатели не столько со швейцарским гостеприимством, сколько со строгой паспортно-визовой политикой в этой стране. Приехавшему в Швейцарию в поисках лучшей жизни не так-то легко стать ее гражданином. Например, дети, рождающиеся в Швейцарии, не получают автоматически гражданства этой страны.

Интересно, что в 50-60-х годах миграционные потоки в Швейцарию шли в основном из Турции и бывшей Югославии, но сейчас, поскольку эти страны не входят в ЕС, доступ мигрантов из них весьма ограничен. Сегодня в Швейцарию в основном приезжают из Евросоюза. Обусловлено это в первую очередь разницей в правах и условиях для получения гражданства для граждан ЕС и для тех, кто таковыми не является. Так, гражданам ЕС вид на жительство в Швейцарии предоставляется автоматически после пяти лет проживания на ее территории, а не-гражданам — только через 10 лет при соблюдении условий интеграции. К этим условиям относятся знание Конституции и языка страны, активное участие в экономической и образовательной жизни, а также соблюдение требований порядка и безопасности.

И еще одно различие: гражданам ЕС предоставляются равные со швейцарцами права на трудовом рынке, тогда как среди остальных мигрантов предпочтение отдается лишь высококвалифицированным специалистам, при этом далеко не все иностранные дипломы признаются.

Однако стоит отдать должное Швейцарии: если человек, несмотря на законодательные препоны и высокие требования, все же решит осесть здесь, ему действительно помогут адаптироваться. Бюро по интеграции, действующие во всех кантонах в сотрудничестве с местными коммунами, многое делает для облегчения интеграционного процесса. Например, всем приезжающим направляются письма на четырех языках. В них сообщается информация о месте нахождения бюро и о времени проведения информационных вечеров, на которых приезжим сообщается об их правах, обязанностях, образовательных и трудовых возможностях.

В Женеве, например, существует брошюра «Добро пожаловать в Женеву», в которой указывается, что нужно сделать в ближайшие 2-3 месяца после переезда (как устроить детей в школу, где можно найти работу, как решить вопросы здравоохранения). Активно проводятся курсы для изучения французского языка, в том числе интенсивный курс для детей мигрантов. Более того, если в школе набралось достаточное количество мигрантов из одной страны, для них организуют также изучение их родного языка.

Вопросами трудоустройства занимаются, в том числе используя систему «наставничества», когда местного жителя знакомят с мигрантом, и он вводит человека в местное сообщество, а также рассказывает ему о возможностях трудоустройства. Отдельные программы, в том числе языковые, существуют для политических беженцев. В настоящее время разрабатывается закон о политическом убежище, упрощающий порядок его предоставления.

Со своей стороны, российские омбудсмены и правозащитники делали акцент в основном на нарушении прав мигрантов, с одной стороны, и несовершенствах миграционной политики, с другой. Так, начальник отдела по проблемам миграции аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ Сергей Ягодин в своем выступлении указал на частые случаи, когда люди, ранее имевшие российский паспорт, не вносились в соответствующие базы данных, а затем, утрачивая его, становились лицами без гражданства. Также он выступил резко против законопроекта, вводящего уголовную ответственность за фиктивную регистрацию мигрантов.

— Я считаю, что правовой статус России как правопреемницы СССР накладывает на нее определенные моральные обязательства, одним из которых мог бы быть прием в гражданство РФ в упрощенном порядке граждан бывшего СССР, — отметил он.

Отдельное возмущение сотрудника аппарата федерального Уполномоченного вызвали случаи, когда приезжающие в Россию из других стран пенсионеры могут получать пенсию только после приобретения вида на жительство.

— В результате, в процессе его ожидания люди остаются без средств к существованию. Эта ситуация противоречит не только Конституции, но и нравственным основам социального государства, — отметил Сергей Ягодин.

По его словам, сегодня миграционная политика строится на основе запретов, а не экономической целесообразности, а сокращение квот для легальных мигрантов приведет к росту нелегальных, «которые наиболее востребованы в условиях стагнации и кризисного состояния экономики».

В качестве еще одной проблемы Сергей Ягодин назвал отсутствие единых стандартов в образовательной и профессиональной сфере на территории СНГ.

— Так, в Туркменистане диплом врача можно получить за два года, но в России, тем не менее, такой диплом признается. Также увеличиваются языковые трудности, а многие из нынешних мигрантов росли в 90-е годы, когда отношение к России в их странах было, мягко говоря, неоднозначным, — заметил он.

Уполномоченный по правам человека в Таджикистане Зариф Ализода сообщил, что в его стране тоже существуют проблемы, связанные с миграцией, в частности, уезжающие из страны граждане ничего не платят в пенсионный фонд, а когда возвращаются, возникают проблемы с их пенсионным обеспечением.

Он отметил, что сейчас в республике предпринимается попытка обучить уезжающих русскому языку, культуре и элементарным профессиональным навыкам. Впрочем, пока этих усилий явно не хватает, что связано с долгой гражданской войной, в результате которой выросло целое поколение, не знающее русского языка. Также сейчас в Таджикистане делается попытка создать рабочие места внутри страны.

Уполномоченный по правам человека в Киргизии Турсунбек Акун пожаловался на тяжелое положение мигрантов в России, в частности, на то, что они оказываются фактически на маргинальном положении, а нелегальные мигранты проживают от 20 до 30 человек на одной жилплощади. При этом он признал, что во многом в таком положении своих граждан виноваты сами власти Кыргызстана.

Научный сотрудник Института философии и права УрО РАН Марианна Фадеичева заявила, что в центре миграционной политики должен находиться человек, в России же выстраивается государствоцентричная система.

— Субъектам РФ целесообразней было бы проводить свою миграционную политику с учетом региональной специфики, тогда как у нас все решения принимает Москва, а затем их дублируют регионы, — отметила она.

Еще одним недостатком миграционного законодательства, по словам Марианны Альфредовны, является смешение разных категорий мигрантов, тогда как под каждую из них следовало бы создавать свою миграционную политику.

Замначальника УФМС по Свердловской области Юрий Безбородов озвучил статистику, согласно которой 14% от общего числа иностранцев, прибывших в Россию, оседают в УрФО, притом 85% из них — приезжие из стран СНГ. В качестве необходимых мер чиновник назвал необходимость отбора мигрантов в соответствии с требованиями экономики, содействие интеграции, противодействие нелегальной миграции, содействие образованию и обучению мигрантов и т.д.

Конкретные проблемы отдельных категорий мигрантов, с которыми приходилось сталкиваться на практике, озвучила Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова. К наиболее «проблемным» категориям относятся лица, приехавшие в Россию в несовершеннолетнем возрасте, а также имеющие непогашенную судимость или страдающие ВИЧ-инфекцией.

— У нас был случай, когда девочка-мигрантка выросла в России, закончила здесь школу, но ее свидетельство о рождении было утрачено. В результате в России ей не выдали паспорт, а на родине свидетельство отказались восстанавливать. Документы она получила только после нашего вмешательства, — поделилась Мерзлякова.

При этом, по мнению Татьяны Георгиевны, получение гражданства РФ для всех перечисленных категорий, в том числе самых «проблемных» является наилучшим выходом.

— Если мы загоним преступников в подполье, лишив их возможности легального заработка, будет еще хуже, — уверена она. Аналогична ситуация и в случае с ВИЧ-инфицированными.

Отдельно Татьяна Мерзлякова коснулась прав мигрантов, имеющих жен и детей в РФ: зачастую их доход, разделенный на всех членов семьи, оказывается меньше, чем сумма, необходимая для получения вида на жительство, и мигранта выдворяют с территории России. В результате это приводит к разлучению вполне благополучных семей.

Многие из выступающих отметили и тот факт, что, помимо защиты прав мигрантов, необходимо учитывать и интересы коренного населения. Работа по выработке конкретных путей решения множества проблем, связанных с явно несовершенной миграционной политикой, продолжилась 28 мая в рамках нескольких секций.

Ксения КИРИЛОВА,
«Новая на Урале».
Фото автора.

novayagazeta.ru