Skip to main content

Писатели у нас есть. Были бы читатели!

Мы продолжаем знакомство с героями авторского проекта Вадима Осипова, фотографа и поэта, посвященного 290-летнему юбилею города, и уже представленного на страницах «Новой газеты на Урале», выступившей информационным партнером проекта (№49-50, № 56, №59). Сегодня мы предлагаем читателям авторский материал литературного критика Леонида Быкова.

Идея Вадима Осипова по созданию галереи деятелей культуры и просвещения Екатеринбурга воплощается при поддержке екатеринбургских меценатов, в том числе Василия Бураги, Вадима Бутина, Денис Тасакова, Сергея Петрова.

Об авторе

Быков Леонид Петрович родился в 1947 году. Место рождения — город Сухой Лог, что в сотне километров к востоку от Екатеринбурга. Образование получил на филологическом факультет УрГУ, который окончил в 1970 году, и в журнале «Урал», где впервые напечатался лет сорок назад. За эти годы стал отцом (дважды), дедушкой (трижды), доктором филологических наук, профессором УрФУ, членом Союза российских писателей и Союза театральных деятелей, автором двух книг критики — «Уроки времени» (1987) и «От автора» (2007) и сборника «банкетной лирики» «В своем кругу» (2010). Составитель многих изданий отечественной литературной классики и современных авторов.

Со школьных лет всем ведомо, что для каждого классика обязательна тема родины. Недаром фраза «Поэт (такой-то) любил родину» была шаблоном абитуриентских сочинений — в ту пору, когда таковые входили в экзаменационный минимум. Уроки литературы давно позади, существенно изменилась не только процедура вступительных испытаний в вузах, но и вся Россия, а вот тема родины — и в самом творчестве, и в разговорах о творчестве — остается непременной.

Человек живет в координатах истории и пространства. Мы — дети времени и места. И то, и другое взыскует озвучивания и осмысления. Особенно в нашем отечестве, где география издавна взаимодействует с историей отнюдь не бесконфликтно. Что не может не сказываться на понимании и трактовке патриотизма. Правда, слово это, обозначающее любовь к отечеству, нередко отдает официозом, казенщиной, от чего возникла ироническая сентенция о том, что патриотизм — это любовь к власти, а любовь к родине — это любовь к родине. Патриотизм и впрямь можно укреплять и воспитывать — а можно ли воспитывать любовь: ее можно только испытывать. Это кажется терминологическими нюансами, каковые следовало бы оставить «за кадром», однако со времен Павла I власть склонна трактовать любовь к отечеству как любовь к государству и к ней, родимой, а это, согласитесь, не одно и то же.

Когда-то Петр Первый настаивал на том, что Россия — не просто государство, но, подобно Азии, Европе или Америке, часть света. А двумя столетиями позже другой государственный муж — Сергей Витте произвел — уж не знаю, по какой методике — подсчеты, и по его выкладкам получилось, что со времен Ивана Грозного Российская империя ежедневно расширялась на 64 квадратных версты. К началу ХХI столетия пространства России в сравнении с дореволюционными ее границами заметно поубавились, однако она все равно остается во многих отношениях страной больших масштабов. В полной мере это относится и к отечественной литературе.

Литература, понятно, не признает координат локальнее национальных. И Андрей Платонов, откликаясь на сборник стихов, вышедший в одном из периферийных издательств, резонно подчеркивал, что каждая область может обеспечивать себя картофелем и прочими овощами, но не нуждается в «областных» прозаиках и поэтах. Отечественная словесность — явление целостное и единое. В ней нет сибирских, уральских, поволжских и прочих автономий. И в то же время, поскольку российские регионы столь вариативны по своим природным, климатическим, этническим, культурным и экономическим условиям, мы, говоря о российской литературе, с неизбежностью ведем речь о единстве многообразия.

Русское в художественной словесности исторически складывалось именно из московского, питерского, смоленского, уральского, донского. Этот баланс разноречия обусловлен, с одной стороны, единым литературным языком, национальными традициями, общегосударственными ценностями и приоритетами, а с другой стороны — отчетливыми особенностями географического положения, местного диалекта, быта, хозяйственного уклада, что позволяет говорить о региональном самосознании. В едином российском государстве мы — очень разные. Прав А. Солженицын: «Есть много Россий в России, / В России — несхожих Россий…». Россий много исторически (Киевская Русь, Новгородская…), много и географически. Кроме того, неизбежна дифференциация этническая, хозяйственная, возрастная, гендерная, эстетическая. И одна из творческих задач служителей муз в том и состоит, чтобы содействовать укреплению единства разнообразия.

Искусство слова, являя эту многовариантность отечественного бытия, может способствовать развитию национального самосознания общества и выполнять тем самым свою патриотическую миссию. Единой Россия может быть, только будучи разной. И народом население того или иного очерченного пограничниками пространства называться тогда вправе, когда щедро на личности — самобытные и при всей неповторимости понимающие свою общность. Общность эту обусловливают собой, прежде всего, территория и язык, экономика и культура.

Трудно полюбить свою страну, не полюбив свой дом. Кулик нахваливает свое болото не потому, что оно болотистее окрестных, а потому, что оно — его. Творчество настоящего художника всегда сохраняет, как сформулировано поэтом, «особый дух, особый запах своей родимой стороны». Конечно, у одних авторов это «родимое» начало проступает рельефнее, у других — менее отчетливо, но оно все равно сказывается.

Часто вспоминают слова Гете: «Чтобы понять поэта, надо узнать его родину». Но это суждение можно и переиначить: чтобы представить ту или иную местность, надо узнать рожденных ею художников. Не всякий бывал на русском Севере, но по сочинениям Писахова, Шергина или Федора Абрамова зримо представляешь этот край и живущих там людей, равно как по книгам Астафьева или Распутина — Сибирь и ее жителей. Точно так же образ Урала и нас, уральцев, у многих, кто живет в иных краях и весях, складывается и благодаря знакомству с написанными на уральской земле книгами. А книг этих, выразительно и честно нас представляющих, немало. Мамин-Сибиряк и Бажов, Алексей Решетов и Майя Никулина, Александр Чуманов и Валентин Лукьянин, Ольга Славникова и Николай Коляда, Борис Рыжий и Анна Матвеева… А так же те из пишущих, что представлены в проекте Вадима Осипова.

Нельзя не признать, впрочем, что когда говорят о нашем крае, прежде вспоминают все-таки не литераторов, а горняков, металлургов, камнерезов — тот трудовой люд, который, взяв жизнь «на обеспечение свое», достойно зарекомендовал себя «на плацдармах великих работ». Стали хрестоматийными строки А.Твардовского:

Урал! Опорный край державы!

Ее добытчик и кузнец,

Ровесник древней нашей славы

И славы нынешней творец.

Сказано не нашим земляком. Но точнее — не скажешь. И не упустим из виду, что слава эта — и древняя, и более близкая к нам по времени — поддержана и словом уральских литераторов.

Писатели у нас есть. И читать есть что. Были бы читатели!

Леонид БЫКОВ
Фото Вадима ОСИПОВА

novayagazeta.ru