Skip to main content

Обанкротить по-тихому

При попустительстве правоохранительных органов на Среднем Урале умышленно банкротятся тысячи малых предприятий

«История о том, как один дурак решил выйти из ООО законным путем»

Именно так Александр Петрович Банников озаглавил свой труд почти в несколько листов, в котором рассказал о том, как попытался выйти из состава учредителей одного ООО.

Казалось бы, простое дело: подал заявление о выходе из состава участников ООО, выиграл в Арбитражном суде Свердловской области дело (А60-16470/11) о взыскании с должника исковых требований на сумму в семь миллионов, получил исполнительный лист, передал его судебным приставам и жди появления означенной суммы на расчетном счете в сбербанке. Все законно, все справедливо. Арбитражный суд даже наложил арест на часть имущества ответчика для обеспечения исковых требований.

Однако на практике не все так просто. Оказывается, в законодательстве России есть лазейки, которые позволяют легко обойти законное решение суда и даже отменить его другим более законным, если за дело возьмутся грамотные юристы.

Так и в нашем деле ушлые (опытные) юристы Группы компаний «Левъ&Левъ-Аудит» принимают заказ от директора ООО «НПП «Уралметаллургавтоматика» Макашина В.М., в котором, по всей видимости, ставится задача — освободить предприятие от долговых обязательств и лишних учредителей. Уже сама задача несет в себе элемент незаконного желания обладать чужой собственностью, но это не смущает исполнителей. За основу выполнения задачи выбирается механизм банкротства предприятия, определяются жертвы, дружественный кредитор и лояльный временный арбитражный управляющий.

Все продумывается до мельчайших подробностей от начала до конца исполняемой схемы: и то, что Арбитражный суд законодательно лишен права информировать органы внутренних дел по борьбе с экономическими преступлениями о криминальной составляющей банкротства даже при наличии неопровержимых доказательств, появившихся в процессе судебного разбирательства. И то, что в правоохранительных органах процветает экономическая некомпетентность, а практика массовых отказов в возбуждении уголовных дел по явным экономическим преступлениям стала постоянной. Таким образом, задача поставлена, цель определена — за работу господа юристы.

Что же представляет собой наш «герой», для борьбы с законными правами которого привлечены такие серьезные юридические силы? Он — обычный советский инженер, а ныне — пенсионер. Заняться бизнесом, а точнее — стать соучредителем малого предприятия его вынудила жизнь.

ООО «Научно-производственное предприятие «Уралметаллургавтоматика» было создано на костях ОАО «Уралчерметавтоматика», основная часть акций которого в начале 90-х годов оказалась у компании «Форатек» и Малика Гайсина. Можно лишь предположить, что вряд ли этим господам было нужно само предприятие. Скорее всего, их интересовало недвижимое имущество в виде здания площадью 8000 кв. метров.

Поэтому Банников и его коллеги в обмен на свои (!) акции ОАО «Уралчерметавтоматика» забрали станки, оборудование и арендовали площади на территории Екатеринбургского ОАО «Завод радиоаппаратуры».

В итоге в 1995 году семь человек — в основном, разработчики и бывшие начальники цехов, создали свое ООО «Научно-производственное предприятие «Уралметаллургавтоматика», обеспечили работой себя и своих коллег в количестве более 100 человек.

На общем собрании учредителей на должность директора они назначили некоего господина Макашина. По словам Банникова, «человека, хоть и не смыслящего в специфике производства, но имеющего опыт в бухгалтерской отчетности и незаконном обороте денежных средств».

На тот момент учредители и не предполагали, насколько действительно может быть находчив и предприимчив Владимир Михайлович.

Предприятие сумело влиться в рынок и стало зарабатывать неплохие деньги, выкупило арендованные помещения у ОАО «Завод радиоаппаратуры». Но, как это случается рано или поздно, у учредителей к директору стали появляться вопросы. И не без оснований.

В 2009-2010 годах у предприятия появились долги, а задержки заработной платы стали регулярными. В то же время злые языки доносили: Макашин строит себе квартиру в элитном доме, дачу, покупает жилье для сыновей и покупает приличную иномарку.

Вместо доли — дуля

Терпение учредителей иссякло в июне 2010 года: Макашину предложили в срочном порядке разработать меры по выводу предприятия из кризиса и, чтобы выпутаться из долгов, избавиться от неиспользуемых производственных площадей (примерно 500 кв. метров). По предварительной оценке недвижимое имущество тянуло на 50 млн. рублей. На тот момент учредители и представить себе не могли, что это собрание окажется для них последним.

Однако, ситуация не налаживалась. И в конце 2010 года Александр Петрович принял решение — выйти из состава учредителей предприятия. О чем и сообщил директору. Ну а тот, в свою очередь, предложил Банникову разойтись по-хорошему, и выкупить его долю (20,6% голосов) за символическую плату, которая никак не соответствовала реальной стоимости имущества предприятия.

Но Александр Петрович, как человек обстоятельный и правильный, попросил директора выплатить его долю так, как положено — по закону. И стал ждать ответа.

Ну, а пока он тихо и интеллигентно ждал, директор стал активно искать покупателей на активы предприятия, и потихоньку укреплял свои позиции, выкупая за небольшие деньги доли у остальных акционеров, которые оказались не столь принципиальны, как Банников.

Как только Александр Петрович понял, что происходит, стало ясно — без судебного разбирательства не обойтись. И в мае 2011 года обратился с заявлением в Арбитражный суд с требованием взыскать с ООО «НПП «Уралметаллургавтоматика» свою долю в уставном капитале (7 млн. рублей) и наложить арест на имущество предприятия.

С этого самого момента директор «НПП «Уралметаллургавтоматика» В. М. Макашин начинает предпринимать действия, которые, по мнению многих экспертов, тянут на несколько статей уголовного кодекса. Основная — умышленное банкротство предприятия.

— С мая по июль 2011 года было отчуждено все (!) недвижимое имущество общества. А деньги, поступившие от этих сделок, обналичены через несколько подставных фирм, которые не осуществляют никакой экономической деятельности и существуют только для этих целей, — говорит юрист Владимир Печеник. — Ну а чтобы придать своим действиям видимость законности, Макашин прикрыл их договорами купли-продажи комплектующих, которые, якобы, необходимы для изготовления продукции и договорами на реконструкцию уже проданных (!) помещений. При этом Макашин так торопился, что в договорах купли-продажи указал не существующие в природе комплектующие детали, получил их и оприходовал на склад.

Все это подтверждается документами, находящимися в распоряжении суда и оперативных работников областного и Октябрьского УБЭП.

Имущество продано, деньги обналичены

К июлю директор «НПП «Уралметаллургавтоматика» вывел из своей фирмы все активы, оставив недвижимости на 1,5 млн. рублей, которую в силу понятных причин реализовать невозможно. Поскольку это — места общего пользования: коридоры, туалеты и лифт, по закону не отчуждаемые…

Так что, когда в мае 2012 года Арбитражный суд удовлетворил иск Банникова, выдав ему на руки исполнительный лист на 7 млн. рублей, судебные приставы уже не нашли на НПП «Уралметаллургавтоматика» никакого имущества.

А в сентябре 2011 года господин Макашин организовал новую фирму с другим расчетным счетом в другом банке. Вот только фирма эта располагается в тех же помещениях, что и прежняя, и оказывает те же самые услуги силами того же коллектива.

Ну а «НПП «Уралметаллургавтоматика», само собой, прекращает свою деятельность — ни денег, ни активов. Какой уж тут расчет с Банниковым?

Есть в этой истории и другие любопытные вещи.

Например, один из купивших у господина Макашина недвижимость — господин Никлевич, более полугода не переводил денежные средства (8 млн. рублей) на счета предприятия. Зато решил взыскать с НПП «Уралметаллургавтоматика» собственный давнишний, аж с 2008 года, долг — 2,4 млн. рублей. А когда предприятие его, разумеется, не выплатило, Никлевич, обратился в гражданский суд и, получив там исполнительный лист, обратился в Арбитражный суд с требованием признать предприятие банкротом (дело А60-27855/2012).

По мнению Банникова, Никлевич абсолютно спокойно мог погасить долг предприятия взаимозачетом, поскольку на момент получения исполнительного листа сам был ему должен.

— Это еще раз доказывает, что он — свой человек и дружественный кредитор. А все эти действия — спланированный замысел директора, чтобы обанкротить предприятие и не рассчитываться с кредиторами! — уверен Банников.

— Признаки преднамеренного банкротства налицо. Вся ситуация создана искусственно,— считает Сергей Васильевич Букин, бывший следователь ОБЭП, а сегодня — добровольный помощник Банникова. — Совершенно ясно, предприятие было работоспособно, но его обанкротили сознательно, чтобы не выплачивать деньги Банникову.

Когда Александру Петровичу стало ясно, что его, как говорится, попросту «кинули», он обратился в правоохранительные органы, переписка с которыми продолжается и по сей день.

Первое заявление было подано еще в сентябре 2011 годав ГУВД по Свердловской области. Оттуда его передали в УВД по Екатеринбургу, а затем — в УВД Октябрьского района, где оно пролежало почти месяц, а Банникову в итоге отказали. Он подал жалобу в прокуратуру, в результате чего постановление об отказе было отменено и направлено на новое рассмотрение.

После этого Банников подавал свое заявление в правоохранительные органы еще восемь раз. И, хоть плачь, хоть смейся, всякий раз полиция отказывала ему в возбуждении уголовного дела в отношении Макашина, а прокуратура всякий раз это решение полиции отменяла! И каждый раз с одной и той же формулировкой: «Постановление об отказе является незаконным и необоснованным».

Впрочем, как ему честно объяснили в правоохранительных органах, в полиции сегодня просто нет специалистов с соответствующим экономическим образованием. Да и вообще работать некому.

Сотни тысяч «мертвых» фирм

Чтобы помочь следствию, Александр Петрович самостоятельно обратился к экспертам в негосударственную экспертную организацию ООО «Независимая экспертиза». Заключение специалиста: действия руководства ООО НПП «Уралметаллургавтоматика», в том числе создание «зеркального» предприятия с тем же наименованием и тем же руководством, «послужили причиной резкого ухудшения неплатежеспособности».

— Эта схема давнишняя и существует с конца 90-х годов, — говорит Сергей Васильевич, который последние 15 лет своей работы в правоохранительных органах занимался как раз преступлениями экономической направленности. — Допустим, у предприятия перед кем-то есть долг. Платить оно не хочет и поэтому создает искусственную задолженность, выводит активы и регистрирует новое. Кто поумнее, регистрирует новое предприятие с новым адресом и другим названием. В области у нас сотни тысяч таких «мертвых», брошенных фирм. Их либо забывают, либо сбрасывают на тех, кто потерял паспорт или просто, за бутылку водки. Таким же образом регистрируют и новые фирмы, через которые обналичивают средства.

По словам Букина, именно так была обналичена часть средств НПП «Уралметаллургавтоматика» — в материалах проверок, проведенных полицией, фигурируют маргинального вида «владельцы» двух предприятий, у которых на руках нет даже паспортов, и на которых записан не один десяток таких же липовых фирм.

— Обычно юридический адрес этих предприятий совпадает с фактическим адресом «владельца», — говорит Букин. — За время работы в правоохранительных органах у меня был случай, когда на одной квартире было зарегистрировано 900 (!) фирм. Конечно, их можно было бы привлечь к ответственности, но это никому не нужно. И в первую очередь, правоохранительным органам.

Между тем, Средний Урал занимает одно из первых место в России по количеству преднамеренных банкротств предприятий. При этом по фактам преднамеренного банкротства возбуждается минимум уголовных дел, число которых можно пересчитать по пальцам.

И связано это, в первую очередь, с чрезвычайной избирательностью нашего российского законодательства. Особенно тогда, когда речь идет о защите личных прав и свобод граждан.

Схема действительно проста и давно известна. Однако каждый ее шаг, вроде бы, находится в рамках закона, а доказать умысел, к сожалению, непросто. Как говорил великий классик, «по форме верно, а по сути — архииздевательство».

Что в итоге получил Александр Петрович Банников, который решил законным путем, без фиги в кармане, выйти из состава учредителей и получить причитающуюся ему (по закону!) долю? Да ничего. За исключением мытарств по судебным инстанциям и личных финансовых издержек.

Однако Банников все равно не опускает рук. И причина здесь даже не в деньгах, которых, возможно, он уже никогда не получит.

Она в другом. Просто он привык доводить начатое дело до конца. Ведь он из того поколения, в котором есть стержень и осознанная необходимость того, чтобы правда все-таки взяла верх. На это Банников, несмотря ни на что, все равно надеется…

Елена СТРЕЛЬЦОВА,
«Новая на Урале»

novayagazeta.ru