Skip to main content

«У тех, кто снимает мультипликацию, мозги устроены парадоксально»

Очередной герой авторского проекта фотографа и поэта Вадима Осипова, посвященного 290-летнему юбилею города и уже представленного на страницах «Новой газеты на Урале», выступившей информационным партнером проекта (№49-50, № 56, №59, №64, 67, 70, 76, 79) в своем авторском материале очень серьезно рассуждает о веселом жанре кино — мультипликации и необходимости существования в наше время творческих союзов.

Идея Вадима Осипова по созданию галереи деятелей культуры и просвещения Екатеринбурга воплощается при поддержке екатеринбургских меценатов, в том числе Василия Бураги, Владислава Бутина, Дениса Тасакова, Сергея Петрова.

Об авторе

Айнутдинов Сергей Сагитович родился в 1953 году в Москве.

В 1976 — окончил Уральский политехнический институт им. С.М.Кирова, в 1989 — отделение режиссуры анимационного кино Высших курсов сценаристов и режиссеров (мастерская Э. Назарова и Ю. Норштейна). С 1989 по 2007 год работал на Свердловской киностудии художником-постановщиком, режиссером.

С 1993 года ведет курс художников анимационного кино в Свердловском художественном училище им. И.Д. Шадра. Член правления Свердловского отделения Союза кинематографистов России, Председатель правления Свердловского регионального отделения Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России», художественный руководитель НП «Студия анимации «Аттракцион». Занимается станковой графикой, книжной иллюстрацией, анимационным кино.

Участник более 200 международных художественных выставок. Обладатель более 40 международных наград. Многие его работы находятся в собраниях государственных музеях России, в частных коллекциях и галереях ряда зарубежных стран.

Лауреат премии Губернатора Свердловской области «За выдающиеся достижения в области литературы и искусства» (2006).

Не корысти ради…

Анимация — особый вид кинематографа. И подход к этому виду должен быть нестандартный. Что касается лично меня, когда я только начинал заниматься мультипликацией (анимацией этот вид кинематографа еще не называли), то хотел найти какую-то свою «фишку», свой художественный почерк, стиль. Вообще, без неожиданного поворота в искусстве делать нечего.

И вот в конце 80-х годов у меня появилась возможность сделать фильм, построенный на смешных парадоксальных сопоставлениях. В то время эстонцы, поляки делали анимацию очень стильную по графике, с любопытными идеями, но она не вызывала смех. А мультипликация только тогда работает, когда зрителю интересна история и становится смешно.

Трилогия фильмов «Аутизм», «Аменция» и «Айнудизм» — самые истоки моего творчества. Три фильма — о ребенке, обществе, личности. В «Аменции» главный герой — смерть. Я долго искал образ общества, метафору. В итоге остановился на смертельном персонаже, который в фильме заботится о людях, а они относятся и к нему, и к себе как-то не очень по-доброму.

«Аутизм» — про ребенка, конфетный фантик и стену. Третий фильм — про личность, я отнесся к его названию с иронией, назвав его «Айнудизм». Есть же большое количество «измов», например, марксизм? Почему бы мне не назвать фильм своим именем? Умные люди все поймут. А те, кто считает, что я так себя продвигаю — то это их проблема. И так как подходящего медицинского термина на букву «А» я не нашел, то так и назвал.

Многие зрители, увидев эту трилогию, считают, что это вообще чуть ли не про сегодняшний день. Вроде бы и строй уже сменился, но ничто не устарело.

В связи с этой работой появились первые мои кинонаграды, а главное, я понял, как все происходит с продвижением фильма, как устроены международные фестивали. У меня даже появилась мысль снять анимацию про фестивальную тусовку. Там столько забавного и смешного, что можно всю эту тусню показать весело и иронично.

В психологическом плане почувствовал — главное, получить первую награду. Потом вторая, третья — ощущения притупляются. Ведь это же не самоцель. Фильм от наличия наград лучше или хуже не становится. Он либо зрителям нравится, либо нет. И очень важно найти свою аудиторию.

Золотое сечение мультипликации

Говоря о мультипликации, нельзя не вспомнить «Союзмультфильм», где снимались в советское время мультики для детей. Что потом, к сожалению, ушло. Пока существовала эта фабрика детского кино, все относились к ее продукции с иронией: мол, фильмы простые, наивные, сколько можно такие снимать? А теперь о них вспоминают с ностальгией, даже эстонские аниматоры поняли, что мы потеряли. Чтобы снять «Винни-Пуха» или «Варежку», у режиссера должны быть супер профессиональные качества, определенная питательная среда из сообщества режиссеров с таким же мышлением. Тогда из большого потока фильмов единицы достигают уровня шедевров. Когда такой среды нет, трудно сделать нечто удивительное, что будет радовать детский глаз в течение десятилетий. Сейчас киноиндустрия с трудом восстанавливается, появляются фильмы и сериалы, рассчитанные на семейную аудиторию.

Я десять лет занимался взрослым авторским кино, потом взял паузу. Был период, когда детских фильмов практически не стало. Поэтому решил попробовать заняться фильмами для семейной аудитории, посмотреть, получится у меня или нет, и будут ли их смотреть. Выяснилось, в интернете смотрят. В программе «Улица Сезам» поучаствовал, в «Горе самоцветов» несколько фильмов снял.

В конце 80-х — начале 90-х годов был небольшой период «золотого» времени, когда государство еще не прекратило финансирование кино в полном объеме, а цензурную часть ослабило. Раньше жестко контролировалось то, чтобы фильм был снят по утвержденному сценарию. А когда создаешь авторскую работу, то в процессе вдруг захочешь поменять концепцию. И вдруг это стало возможно. Это был большой, но очень ответственный подарок нашему поколению. Кстати, многие «психологически надломились» и ушли из кинематографа, не выдержав творческой конкуренции.

Потом все снова ужесточилось. В общем-то, правильно, нужны хорошие сценарии. А в анимации в особенности. Интересно пишущих драматургов мало, тем более в мультипликации. Гонорары маленькие, показ фильмов только на фестивале. Не то, что в полнометражном художественном кино. Там престижно работать драматургом — большие гонорары, и возможна хорошая прокатная судьба фильма. Написать три-четыре странички, да так, чтобы захотелось по этому поводу снять анимационное кино, задача — непростая. Поэтому многие режиссеры настоящего авторского кино пишут сценарии сами.

Писатели и драматурги мыслят несколько иначе, чем это нужно для анимации. Ну как описать какую-нибудь смешную карикатуру? Лично я не представляю. Либо ты чувствуешь, что это смешно, либо не чувствуешь. А как начинаешь описывать словами — это такая чушь получается! Необходим какой-то особый писательский дар. Потому многие скатываются на словесный юмор в диалогах — он легче пишется и считывается. А работать на анимационном действии мало кто может. Как должны быть устроены мозги у тех, кто пишет для мультипликации? Я думаю, парадоксально. Талантливый драматург должен заложить в сценарий парадокс и метафорично его преподнести. Если присутствуют диалоги, то обязательно «вкусные» — от них тоже многое зависит. Нужно чувствовать характер не реального героя, а персонажа, и слова подбирать для соответствующей возрастной аудитории. Если вспомнить слова Ф. Хитрука: «Анимация — это карикатура плюс философия». Хотя, есть гениальный режиссер анимации Александр Петров, единственный в России творец, получивший «Оскара», который обходится без особой веселости и карикатурности.

Есть теория о правильном соотношении смешного и ироничного. Если слишком много смешного, кино переходит в разряд «Ну, погоди!», где за действием ничего не стоит. «Бей, беги, догоняй», что работает на детскую аудиторию. А если делать кино для взрослых, то соотношение этого баланса очень важно. Чем это соотношение ближе к золотому сечению, то есть к «три на четыре», тем лучше. Может быть, это, на первый взгляд, и абсурдно, но это хоть какой-то ключ к пониманию того, каким образом получилось хорошее кино. Если в фильме слишком много смешного, его быстро забывают, а если мало — он становится трудным для восприятия. А если необходимая пропорция выдержана, то фильм попадает в десятку.

Нас рассудит время

Екатеринбург с трудом еще удерживает лидерские позиции в анимации, но скорей это уже миф. Все уезжают в Москву и дальше. Пока на Свердловской киностудии снималось анимационное кино, отток был меньше. Потому что были хорошо организованное производство, гарантия работы, внутрицеховое творческое соревнование. Не секрет, что к нам за границей относились предвзято. У нас была другая форма финансирования, степень свободы. Если провести параллель со спортом, то это как в хоккее, когда называли нашу команду «красной машиной», а она состояла из супервиртуозов, и об этом знали, но все равно недолюбливали, потому что речь шла о сильном сопернике. Все фестивали и конкурсы — это как забег на сто метров, демонстрирующий, что художник настоящий творец.

Сейчас страна перешла на систему грантов, субсидий, нет больше такого цементирующего понятия, как киностудия. Тем не менее, я преподаю в художественном училище имени Шадра и помогаю встать на ноги молодым ребятам. Многих научил, часто отдаю им какие-то свои идеи, они на моих картинах становятся художниками-постановщиками, надеюсь, из них вырастут грамотные специалисты.

Вообще, как оценить степень значимости произведения искусства? Это проверяется только временем. Когда-то давно у меня была дискуссия с художником Германом Метелевым. Я ему говорил: «Откуда вы знаете, что есть искусство? Давайте об этом будем судить через пятьдесят-сто лет. Сегодня можно говорить в лучшем случае «интересно — не интересно», «нравится — не нравится». А может быть, какая-нибудь деревенская бабушка напишет картину лучше нас всех, и это будет настоящим произведением искусства, и она прославит Урал и страну. Все проверяется временем». Это относится и к кино. Если фильм выдержит пятьдесят лет, это здорово, потому что десять лет — это мало, сейчас слишком быстро меняются вкусы, ускоряется ритм жизни. Слишком многое должно совпасть, сойтись в настоящем произведении».

Сегодня на фоне внутренних сомнений разразился общественный спор, нужны ли творческие союзы? Конечно, нужны. И в этом вопросе с Метелевым мы были единодушны. Безусловно, нужен Союз художников. Это единственная мощная организация, где, независимо от образа мышления, собрано более 15 000 лучших художников страны.

Мы живем в такое время, когда нет профессионального артрынка. Люди приходят на «Пятачок» — место, где продаются коммерческие поделки, что-то приобретают, называя это искусством. Но так ли это? А творческая организация провоцирует художника к творчеству, помогает встраиваться ему в работу с музеями, настоящими коллекционерами, выставочными залами. Особенно полезно помогать молодежи на первоначальном этапе творческого пути. К сведению, при отборе на крупную, региональную выставку картины художника проходят серьезный профессиональный отбор. Часть авторов не попадает ни в экспозицию, ни в каталог по причине — «это салон». Творчества и профессионализма еще маловато. А значит, не по назначению. Союз пытается сдерживать напор актуального «искусства», которое, прямо скажем, ничего особенного не несет. Например, сколько времени необходимо на разглядывание покрашенных ботинок или моста? Пять, десять минут… Ведь, это даже не поступок, не протест. Сегодня все можно. Эпатаж уйдет, а что дальше. Хотя, вероятно, во времени останутся единицы подобных авторов. Они же руками ничего не умеют делать, но порой талантливо портят чужие вещи, произведения. А в Союзе состоят те, кто пытается через пластику, через умение рисовать выразить определенные мысли, чувства, развивать объемное мышление у зрителей, вызывать положительные эмоции. И дизайн ведь пришел отсюда же.

Творческий союз — еще и союз профессионалов. И они обязательно должны поддерживаться на уровне государства. Это не значит, что государство покупает художника, оно должно способствовать развитию общей культуры. Ведь оформление, сделанное самопальными художниками, развращает вкус потребителя и снижает общий эстетический уровень, что абсолютно недопустимо в стране, считающей себя цивилизованной.

Сергей АЙНУТДИНОВ, фото Вадима ОСИПОВА

P.S. Предварительная презентация проекта Вадима Осипова «Просветители Екатеринбурга. Избранное» состоится на мероприятиях в День города, 17 августа 2013 года, в музее «Литературная жизнь Урала XIX века», где на экране будут представлены портреты героев проекта и прозвучат выдержки из их эссе.

novayagazeta.ru