Skip to main content

Полеты во сне и наяву

Движение человечества вперед неизбежно. И все-таки чем больше мы пыхтим над изобретением невиданных чудес, тем зримей становится след прогресса в горизонтальной проекции. Мы почти научились управлять своей жизнью, не вставая с дивана, но так и не нашли ответов на вопросы, которые напрашиваются сами собой каждый раз, когда мы всматриваемся в звездное небо. Чтобы убедиться в том, что вселенная ближе, чем мы думаем, теперь необязательно выходить в открытый космос. На прошлой неделе в мировой прокат вышла картина режиссера мексиканского происхождения Альфонсо Куарона «Гравитация», одна из самых захватывающих историй о жизни в неживом пространстве.

Действие происходит на орбите Земли. Группа американских астронавтов под руководством Мэтта Ковальски (Джордж Клуни) занимается настройкой космического телескопа «Хаббл». Неожиданно работу нарушает космический мусор, образовавшийся в результате взрыва российского военного спутника. Астронавты не могут избежать столкновения, и вся команда, за исключением руководителя полета и исследователя Райан Стоун (Сандра Буллок), трагически погибает. Чтобы вернуться домой, выжившим предстоит проделать нелегкий путь. У них нет связи с Землей, но есть надежда на спасение…

Известно, что проект Куарона находился на стадии разработки в течение очень долгого времени: автор идеи не был уверен в том, что технологии, которые имелись у него в арсенале на тот момент, могут передать необходимую картинку без сучка без задоринки. И только после выхода фильма его друга, режиссера Джеймса Кэмерона, «Аватар» (2009) автор идеи понял, что время пришло. После «Гравитации» сравнивать труды этих двух маститых режиссеров вошло у зрителей в нехорошую привычку — сопоставление, рано или поздно, превращается в примитивное щегольство, у кого какие спецэффекты круче. Все это, как минимум, неправильно (читай: глупо), ведь техническая сторона — это только некий сосуд, который у Кэмерона оказывается наполовину пуст, а у Куарона — наполовину полон. В «Гравитации» спецэффекты, к счастью, работают на сюжет, а не наоборот.

Весь фильм Куарон применяет на себя роль хладнокровного врача, которому слишком нравится мучить пациентов процедурой «дышите — не дышите». Все это придает «Гравитации» почти астматическое обаяние. Автор до последнего держит внимание зрителей, то успокаивая их, то накручивая обстановку бесконечными неурядицами, которые происходят на фоне головокружительных космических видов. «Гравитация» избегает риска превратиться в настоящую черную дыру. Создатели фильма не боятся чередовать бескрайние просторы вселенной с замкнутыми пространствами, будь то вид из скафандра или экипаж спасательной капсулы. Этот прием заставляет нас еще больше почувствовать, насколько незначительно место человека в этой глобальной мрачной системе, и каким великим он становится, когда борется за жизнь.

Можно заметить, что темы, которые поднимает в своей картине режиссер, не так уж и новы. При желании можно даже упрекнуть Куарона в использовании штампов, которых, впрочем, не так уж и много. Но делать этого совсем не хочется. А хочется скорее понять, почему, упиваясь доказанными фактами науки, человек всегда оставляет место случайности и верит в нечто высшее, держа рядом икону или фигурку Будды. Большинство из нас космическое волнует не больше, чем декорации на театральных подмостках. Создатели «Гравитации» доказывают, что целую Вселенную можно отыскать и в нас самих, если постараться.

Екатерина КУСТАРЁВА, «Новая на Урале»

novayagazeta.ru