Skip to main content

Вот так история с географией!

В отечественном кинематографе большое событие, и не стоит жалеть ни времени, ни сил, чтобы говорить о нем при любой возможности. На прошлой неделе в прокат вышла достойная экранизация не менее достойного романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил». Попробуем разобраться, почему новую картину режиссера Александра Велединского называют лучшим фильмом этого года.

Наши дни. Биолог Виктор Служкин (Константин Хабенский) устраивается в школу учителем географии десятых классов. Жена (Елена Лядова) считает его неудачником, а ученики всячески стараются превратить жизнь нового преподавателя в ад. Ситуация осложняется неожиданным появлением бывшего одноклассника Служкина (Александр Робак), бесперспективными отношениями на стороне, осмыслением личной несостоятельности. Кажется, героя ждет беспросветное будущее, но он не отчаивается и пытается сохранить то немногое, что у него еще осталось.

«Географ» — это один из наиболее удачных примеров вольной экранизации, когда кинематографисты попытались не прилежно скопировать текст, а представить зрителям собственный пересказ осмысленной ими истории. Велединский бережно переносит действие из 90-х в наши дни, что выглядит очень удачно со школьниками, которым ничего не нужно, надеждами на «счастье не за горами», доставшееся нам в наследство от гельмановской Перми, и темой человеческого одиночества, которую здесь следует рассматривать вне временного контекста. И пусть режиссер упускает одну из главных частей произведения (детство Служкина), структура от этого не рассыпается. Создатели картины решают ограничиться ее незатейливыми набросками, грамотно делая ставку на развитие основной линии романа. И от этого фильм только выигрывает, приобретая мнимую незатейливость.

За неделю проката, благодаря кинокритикам и журналистам, Виктор Служкин в исполнении Хабенского уже успел обзавестись солидным шлейфом всевозможных эпитетов и наименований. Его уже сравнили с ярчайшими героями советских фильмов с неясностями в судьбе (Сергей Макаров «Полеты во сне и наяву», Андрей Бузыкин «Осенний марафон» и др.), приписали тип рефлексирующего интеллигента и, кажется, на этом решили пока остановиться. Самое интересное, что этот шлейф не просто не прибавляет герою веса — скорее всего, он имеет к Служкину несколько отдаленное отношение. Несмотря на отсылки Велединского к хорошо знакомым российскому зрителю персонажам, герой «Географа» от этого не становится стандартным. Служкин — это индивидуальный образ, который Константин Хабенский воплотил в кино ровно так, как, кажется, и следовало. Говорить о том, что весь актерский состав внезапно оказался так к месту, просто не приходится. Стоит только взглянуть на невозмутимое выражение лица Александра Робака (Будкин) или услышать интонации Андрея Прыткова (Градусов), знакомые каждому пермяку, и можно почувствовать, как герои сходят со страниц романа в таком виде, в каком и ожидаешь их увидеть.

Но и это, вероятно, не самое главное. Наблюдая за тем, как под проникновенную музыку Алексея Зубарева вдохновенно парит над просторами Среднего Урала камера оператора, и, удивляясь продиктованным не логикой, а чувствами действиям героев, понимаешь, что все это впервые за долгие годы сделано про нас и для нас. Может, в этом и есть весь секрет.

Екатерина КУСТАРЁВА, «Новая на Урале»

novayagazeta.ru