Skip to main content

Шпионов не обнаружено

Екатеринбургский суд отказался признавать правозащитников «иностранными агентами»

Беспрецедентное для Свердловской области решение вынес Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга, удовлетворив заявление Межрегиональной общественной организации «Информационно-правозащитный центр» (ИПЦ). Еще весной прокурор Свердловской области Сергей Охлопков вынес организации представление, в котором обязал ее зарегистрироваться в качестве «иностранного агента». При этом единственным нарушением, выявленным силовиками, была рекомендация правительству, принятая в резолюции круглого стола по правам призывников и альтернативной гражданской службе. Именно ее прокуратура расценила как «воздействие на принятие нормативно-правовых актов» и «влияние на формирование внутренней политики Российского государства».

— В резолютивную часть документа вошла скорее эмоциональная оценка некоторыми участниками конференции отдельных трагических событий. Согласитесь, тем же солдатским матерям довольно трудно бесстрастно реагировать на факты гибели или избиения солдат. Но в целом все участники, включая представителей министерства обороны, оценили семинар как очень полезный и конструктивный, — сообщала «Новой на Урале» руководитель ИПЦ Анна Пастухова.

В результате правозащитники не стали мириться со «шпионским» ярлыком и обжаловали представление прокуратуры в суд. В процессе заявителю помогали целых четыре квалифицированных юриста: адвокат Роман Качанов, юрист НП «Юристы за гражданское общество» Елена Макей, юрист Чувашской РПОО «Щит и меч», входящей в ассоциацию «Агора», Сергей Петряков и старший юрист Правозащитного центра «Мемориал» (г. Москва) Фуркат Тишаев. Как отмечают представители, никто из них не рассчитывал на столь быструю и убедительную победу.

— Наша задача была предельно сложной. Мы боялись, что суд вынесет абсолютно немотивированное решение, тем более что, казалось, судья уже была настроена против нас и заранее говорила, что нам ничто не мешает обжаловать ее решение, — делится впечатлениями с нашей газетой Сергей Петряков. — По моей информации, существует негласная, кулуарная рекомендация Верховного суда о том, чтобы дела об обжаловании постановлений прокуратуры рассматривались очень тщательно, и по ним не принималось бы опрометчивых решений. Видимо, власти уже понимают несовершенство закона об НКО.

Также, по словам юриста, одной из причин победы стала плохая работа прокуратуры.

— Например, они упирали на получение заявителем иностранного финансирования, но мы это и не оспаривали. Более того, из заключения проверки Минюста следует, что ИПЦ не занимается политической деятельностью, — отметил Сергей Петряков.

— Я думаю, на суд повлияли серьезность наших аргументов и готовность идти до конца, вплоть до Европейского суда по правам человека. Возможно, на судью очень повлиял московский прецедент, когда 18 ноября судья Замоскворецкого суда Варанкина отложила рассмотрение дела по признанию иностранным агентом московского ПЦ «Мемориал» до 4 февраля, — рассуждает Анна Пастухова.

Поясним: по словам представителей ПЦ «Мемориал», московская судья приняла это решение на основании того, что в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подана коллективная жалоба на закон об иностранных агентах от имени тех же самых НКО, которые на данный момент судятся с прокуратурой.

— Судья Варанкина согласилась с доводами представителя ПЦ «Мемориал» и отложила рассмотрение дела до 4 февраля, так как в случае, если ЕСПЧ или КС примет решение по жалобе после решения национального суда, последнее придется пересматривать по вновь открывшимся обстоятельствам. Как мне показалось, на екатеринбургскую судью Майорову этот факт произвел большое впечатление, — считает Фуркат Тишаев.

— Я тоже считаю, что на суд повлияли аргументы, с одной стороны, касающиеся деятельности и статуса НКО, а с другой, чисто процессуальные моменты — судья, видимо, не захотела быть в списке составов судов, по решениям которых предстоит вероятный пересмотр дел в связи с позицией Европейского и Конституционного судов, — предполагает Елена Макей. — К тому же в нашем законодательстве вообще нет определения таких понятий, как политическая деятельность, политика государства, формирование общественного мнения. Это тоже создает массу трудностей и возможностей для вольных трактовок закона.

— Мы еще не видели мотивировочную часть решения, и потому на данный момент можем лишь предполагать, какими мотивами руководствовался суд. Со своей стороны, мы отмечали, что в акте Минюста прямо указано на то, что организация не занимается политической деятельностью. Кроме этого, прокуратура в основном придиралась к целям организации, особенно к пункту, где сказано, что ИПЦ собирается «противостоять насильственным, не правовым, тоталитарным методам управления государством через организацию публичных акций (пикетов, митингов, шествий)». Прокурор заявил, что эти методы по закону и определяются как политические акции. Однако в законе они именуются «публичными мероприятиями», и могут носить не политический характер, — отмечает Роман Качанов.

Впрочем, помимо юридических, в суде звучали и нравственно-этические аргументы.

— Наша организация занимается преодолением тоталитарных пережитков, а само понятие «иностранный агент» и есть такой пережиток, — убеждена Анна Пастухова. — Посмотрите списки расстрелянных на 12-м километре — там сплошь «иностранные агенты», расстрелянные по обвинениям в шпионаже и диверсиях.

В результате суд услышал доводы правозащитников и вынес решение в их пользу, отменив представление прокуратуры. Будут ли прокурорские работники обжаловать решение, пока неизвестно. «Новая на Урале» следит за развитием событий.

 

Ксения КИРИЛЛОВА,

«Новая на Урале»

novayagazeta.ru