Skip to main content

«Главное, чтобы выбор женщины был осознанным»:

радикальные феминистки Екатеринбурга о культурных стереотипах и приоритетах современной женщины

В конце ноября в столице Урала состоялся пикет в защиту закона о домашнем насилии над женщинами. Организаторами акции выступили участницы движения «Радикальный феминизм». Еще совсем недавно о существовании этой организации практически никто не знал, а сегодня группа радикального феминизма в социальной сети насчитывает более 100 участников. Представительницы движения, Нина Александрова и Дина Ахьямова, в беседе с журналистом «Новой газеты на Урале» рассказали о своем понимании природы феминизма.

— Расскажите об истории появления движения в Екатеринбурге.

Дина: Группа радикального феминизма образовалась летом этого года. Инициатором формирования движения выступила одна из участниц, Ксения Кабанова. Формой офлайновых встреч был выбран вариант группы роста женского самосознания. Это распространенный формат. Он зародился в 70-х годах в США. То есть это группа, в которой участницы могут обсудить свои взгляды на роль женщины в современном обществе, поделиться опытом и проблемами. В формате этой группы у нас состоялось всего восемь встреч.

— Каким образом движение участвует в общественной жизни города, обращается к его жителям?

Дина: Как известно, в ноябре 2013 года нами был организован пикет против домашнего насилия над женщинами. Пока это единственное крупное мероприятие, организаторами которого выступили участницы радфема. Но мы ни в коем случае не собираемся останавливаться на этом.

Нина: Наши участницы два раза выступали на интернет-канале ЕТВ, организовывали вместе с литературным журналом «Урал» дискуссию о феминизме и принимали в ней активное участие. В рамках проекта «Урала» «О(б)суждение» мы говорили о статье писательницы Елены Георгиевской «Почему я феминистка?». И как раз-таки я, как человек, связанный с движением радикального феминизма, была ведущей этого обсуждения, в котором участвовало много замечательных людей, неравнодушных к этой теме.

— Есть ли в группе какая-либо структура, иерархия?

Дина: Движение радикального феминизма построено по правилам организации групп роста женского самосознания. То есть у нас нет лидеров, все участницы имеют возможность высказаться, обсудить любые проблемы, предложить идею организации какого-либо мероприятия.

— Почему вы решили стать участницами движения?

Нина: Лично для меня идеи радикального феминизма отозвались в процессе психотерапии, особенно когда я начала читать Карен Хорни, знакомится с трудами представителей неофрейдистов. И относительно недавно я узнала, что в Екатеринбурге есть группа сторонниц радикального феминизма, члены которого обсуждают интересные для меня вопросы.

Дина: Считается, что приход в феминизм сопровождается травматическим опытом. Это не всегда так. Что касается меня, каких-то особенных травм я не перенесла. Часто люди примыкают к движению просто потому, что оно им интересно или потому, что они ощущают какую-то неудовлетворенность. Феминизм дает определенный материал, над которым люди могут размыслить, который может дать им толчок для некой перезагрузки.

— Расскажите о целях вашей деятельности?

Дина: Общая цель феминизма — это борьба за гендерное равенство и против дискриминации. Феминизм в России сейчас в определенной мере противостоит политике, которое ведет государство. Это законы против ЛГБТ-сообщества, инициативы, направленные на запрещение абортов и так далее. Также мы постоянно выступаем за принятие закона о домашнем насилии над женщинами. В России это очень актуальная проблема.

— Чем радикальный феминизм отличается от других разновидностей феминизма?

Нина: Обычно люди, когда впервые сталкиваются с радикальным феминизмом, сразу же представляют себе что-то очень странное. На самом деле, ничего страшного в нем нет. Идея радикального феминизма радикальна по отношению к более старым версиям феминизма. Радфем говорит, в первую очередь, о том, что угнетение происходит на социокультурном уровне, на уровне неких стереотипов, которые распространены в обществе. Транслятором этих стереотипов является не только массовая культура, но и сам человек. Главная борьба радфема — это борьба с социокультурными стереотипами, с тем, что происходит у человека в голове, борьба против патриархата, как феномена, а не как совокупности представителей какой-либо гендерной группы.

Дина: Стереотипные установки закладываются в нас с младенчества. Например, девочек в детстве больше ограничивают, а мальчикам дают больше свободы.

Нина: Девочек воспитывают изначально чувствительными.

— То есть проблема неравенства заключается в воспитании?

Нина: Это не просто воспитание, это постоянно транслирующиеся культурные стереотипы. К примеру, женщинам простительно быть слабыми, а мужчин с детства приучают не проявлять свои чувства, потому что так принято.

— Известно, что в германской консервативной системе ценностей роль женщины ограничивались тремя пунктами: кухней, детьми и церковью. На ваш взгляд, какие приоритеты должна ставить перед собой женщина сегодня?

Нина: Собственные желания, собственные цели, собственное счастье. Самое главное, чтобы выбор женщины был осознанным. Мы за это. Чтобы она выбирала, чем ей заниматься в жизни, не чувствуя давления стереотипов, общественных условностей. Женщине нужно понимать, что единственный, кто здесь делает выбор — это она сама. И это ее право: выглядеть как угодно и вести себя как угодно.

Дина: Самореализация. Каждая женщина должна выбирать то, что ей больше нравится, и двигаться к своей цели.

— Есть ли у феминизма будущее?

Нина: В нашей стране, где патриархальная система ценностей ощущается намного острее, чем в других странах, женщинам еще предстоит проделать огромный путь для того, чтобы прийти к пониманию себя и добиться гендерного равенства.

Екатерина КУСТАРЁВА, «Новая на Урале»
Фото с сайта News-burg.ru

novayagazeta.ru