Skip to main content

Меня учили великие люди

На этом снимке, сделанном 23 января 1954 года, коллектив бухгалтерии Богословского алюминиевого завода. Вторая справа (в первом ряду) стоит Лидия Яковлевна Вислякова, которой в то время было двадцать шесть лет. Старых фотографий у нее хранится много, гораздо меньше осталось тех, кто на них запечатлен. Но и сегодня, в день ее рождения, часто звонит телефон. Лидию Яковлевну поздравляют из Екатеринбурга, Тюмени и даже из Санкт-Петербурга. И она объясняет просто: «Когда-то мы вместе работали».

Родилась Лидия Яковлевна в городе Чудово под Ленинградом. Осенью 1941 года их эвакуировали на Урал.

— Вез нас отец, сопровождая с эшелоном оборудование для Богословского алюминиевого завода, демонтированное на Волховском, — рассказывает Лидия Яковлевна. — Ехали долго, погода была уже холодная, на станциях бегали за кипятком. В Турьинских Рудниках (ныне Краснотурьинск) выгрузили из вагона двенадцать семей и поселили в колхозе «Северное сияние», который находился в районе нынешнего городского рынка. Мама работала дояркой, нас было три сестры и брат. Отца быстро забрали на фронт, позже — брата. Они оба погибли. Мне нередко приходилось помогать маме в колхозе, было мне тогда четырнадцать лет. Холод, мороз, руки опухали от дойки, не хватало сил донести навильник сена до яслей, там же от усталости иногда и засыпала.

Дояркам полагалось пол-литра молока за смену, Анна Матвеевна несла их домой, но этим детей было не прокормить. Как-то самых младших, Лиду и Зою, послала продать ведро картошки, те долго препирались, кому стоять на рынке, и, наконец, бросив ведро, ушли обе. Заметив все это, выручила соседка. Картошку продала, на вырученные деньги купила хлеба и принесла несостоявшимся продавцам.

— Так за всю жизнь торговать не научилась, — продолжает Лидия Яковлевна, — на рынке стоять не умею.

Она научилась другому. Как-то приехал в колхоз главный бухгалтер строящегося алюминиевого завода Михаил Иванович Ролдугин, увидел Лиду, у которой в то время было уже пять классов образования, и пригласил работать счетоводом на завод. Она согласилась и 19 августа 1943 года впервые ступила на порог заводоуправления, которое располагалось в то время в здании старого клуба металлургов. Разве могла тогда пятнадцатилетняя девчонка предположить, что в этот день определилась ее судьба?

— Нам повезло, мы работали рядом с маститыми специалистами, с людьми по своей сути легендарными, истинными интеллигентами. А как они нас учили! Учили не просто считать, а правильно работать, общаться в коллективе. Они были для нас образцом, примером! Михаил Иванович Ролдугин — умнейший в своей области специалист. Варшавский, начальник производственно-технического отдела, всегда ходил в военной форме, человек особой выправки и чести, ума и таланта. Ему подстать был начальник глиноземного цеха Олег Николаевич Захаржевский, впоследствии ставший директором Волховского глиноземного комбината. Никогда не забыть Бориса Ивановича Кузнецова, начальника отдела оборудования Богословского завода, в прошлом — офицера белой армии. Не менее интересной личностью был начальник финансового отдела Сергей Павлович Никитин (на снимке в первом ряду третий слева).

В 1942-43 году директором БАЗа был Соломон Давыдович Мовшович, одно время не было диспетчера завода, их, девчонок-счетоводов, просили дежурить вместо него. Директор со специалистами засиживались до четырех часов утра, а дежурные пекли им картошку. Они, молодые девчонки, внимавшие каждому их слову, меньше всего тогда задумывались о том, каким образом эти люди оказались здесь все вместе. Об этом тогда не говорили, ибо каждое слово стоило очень дорого. Почему независимо от национальности и социального статуса здесь они были все равны? Некоторые содержались под охраной прямо в кабинетах. Например, инженер-конструктор ТЭЦ Геллер, непревзойденный специалист, осужденный по 58-й статье.

 — Заключению немцев мы тогда не придавали особого значения, — говорит Лидия Яковлевна, — наверное, в силу своей молодости. Я помню, например, что в нашей школе в Чудово, где я училась первые пять лет, было много немцев. Мы хорошо знали их язык, нередко в классе, отвечая, кто-нибудь переходил на немецкий, и мы все понимали. И здесь воспринимать немцев, как врагов, я не могла.

Впрочем, «врагами» были не только немцы. Однажды не стало рядом с ними Ролдугина. О его исчезновении, как и о других, молчали. Потом оклеветали Кузнецова. Незаметно исчезали и другие. Семь лет отбыла здесь в лагере без суда и следствия за мужа, редактора «Саратовской правды», Анна Владимировна Коновалова.

— Ролдугина оправдали где-то через полгода, но сюда он уже никогда не вернулся, — говорит Лидия Яковлевна. — После него главным бухгалтером завода стал Сергей Дмитриевич Фирсов.

Стройка завода находилась за колючей проволокой, нас туда пускали редко. Политзаключенные, осужденные по 58 статье, сидели отдельно от уголовных. Мы их видели и общались с ними, когда ходили по каким-то делам на завод. Помню, что видела инженера-конструктора Геллера. Как о прекраснейшем специалисте отзывались об инженере Эрнесте Эрнестовиче Струве.

Как сегодня помню 9 Мая 1945 года, когда выдали первый алюминий. В первом корпусе электролизного цеха по этому поводу состоялся митинг. Играл духовой оркестр, собранный из политзаключенных. Что творилось вокруг! Долго потом хранили, как память об этом событии, маленькие чушки первого алюминия. А митинг Победы состоялся у управления Базстроя, где сегодня находится городской Дворец культуры. Моросил мелкий дождик, мы бежали туда, не чувствуя от радости ног и первым встретили Бориса Ивановича Кузнецова. Потом знакомые из политзаключенных рассказывали нам, что у них в бараках тоже был праздник, их даже с работы увели раньше обычного.

Богословлаг самым необычным образом переплел судьбы людей, разных по своей сути, происхождению, политическим взглядам и убеждениям. Моя собеседница вспоминала знаменитые фамилии заключенных лагеря, среди которых — известные в свое время артисты Кох и братья Предаль, начальник финансового отдела дивизии Рокосовского — Отто Юльевич Вайнер. На снимке, сделанном в 1947 году, он запечатлен с коллективом счетных работников. Во втором ряду — первая слева Л.Я.Вислякова, О.Ю.Вайнер — второй от нее.

После отделения ТЭЦ от завода Лидия Яковлевна перешла работать туда, где и трудилась более сорока лет, до самой пенсии.

Наталья ПАЭГЛЕ

1999 г
Фото 1954 и 1947 гг.
Текст и фотографии из первой книги «За колючей проволокой Урала», (переиздание, 2008 г.)

212

 

novayagazeta.ru