Skip to main content

Наталья Паэгле, «Яков Калугин» – Екатеринбург: Издательский дом «Сократ», 2014. В серии «Жизнь замечательных уральцев»

Эта книга с большой долей вероятности могла быть не написана.

Во-первых, семья и близкое окружение ее главного героя, ученого-металлурга и бизнесмена Якова Прокопьевича Калугина, могли придумать ему другой подарок к предстоящему юбилею, а вовсе не заказывать книгу о его жизни.

Во-вторых, когда начинается работа над произведением, которое отвечает требованиям серии «Жизнь замечательных…», в распоряжении автора обычно оказываются личные архивы, переписка, статьи с попытками осмыслить отдельные аспекты этой замечательной жизни, чьи-то воспоминания, зачастую уже опубликованные в виде мемуаров, а то и музейные экспонаты.

Ничего этого у Натальи Паэгле не было. Было около десяти часов диктофонных записей бесед с героем будущей книги и слайд-шоу, сделанное сотрудниками ЗАО «Калугин» к его 70-летию в 2008 году, на основе семейных альбомов семьи Калугиных и, в общем-то, случайных кадров, снятых на знаменитых теперь воздухонагревателях Калугина, кауперах ВНК, построенных в разных странах мира.

Мне очень повезло, я с самого начала участвовал в создании этой книги в качестве фотографа, и, так уж случилось, в первый раз встречался с Яковом Прокопьевичем, когда он давал интервью журналисту из бизнес-издания. Калугин и меня принял за журналиста, разрешил задавать вопросы и вести запись, – а мне всего лишь нужно было согласовать с ним график работы. Но когда мы остались одни, и я рассказал ему о замысле книги, то неожиданно встретил яростное сопротивление. Калугин говорил о том, что не заслуживает никаких книг, что он просто ученый и предприниматель, что у него нет времени…  Сразил его лишь последний аргумент: я сказал ему, что, в конце концов, нужно же создавать позитивный образ современного российского бизнеса, который опирается на достижения советской научной школы! Тут Калугин сдался и сказал, что этим я его убедил. С этого момента началось волшебство наших с Натальей Паэгле встреч с  Яковом Прокопьевичем в его офисе, поздними вечерами, после его напряженного рабочего дня.

Калугин сразу поставил несколько условий: во-первых, книга должна быть предельно откровенной, никакой лжи и «лакировки» он не потерпит. Во-вторых, это не должна быть унылая биография, написанная в строгом хронологическом порядке. Он предложил сделать сюжет из череды ярких сцен, не только раскрывающих обстоятельства его жизни, но и воссоздающих дух эпохи, того, советского, и нынешнего бурного времени, без которого не могло быть и мирового успеха «ЗАО Калугин».

Рассказчиком он был великолепным. Калугин совершенно перевоплощался в своих персонажей, то говорил почти шепотом, то  голос его драматически гремел в пространстве большого кабинета. Он менял позу в кресле, энергично жестикулировал, рубил воздух ладонью, потом словно разглаживал плоскость стола…

Предложенный Натальей Паэгле рабочий вариант названия, «Эффект Калугина», он, подумав, переделал в «Прорыв Калугина», объяснив, что прорыв – ключевое слово в его жизни.

Действительно, к своему успеху Калугин шел всю жизнь: всегда против течения, а только во имя научной правды, отстаивая свое лидерство в любых жизненных ситуациях, пробивая стены чиновничьего равнодушия и любой безответственности. В результате всего за десять лет созданная им фирма сумела завоевать почти десять процентов мирового рынка доменных воздухонагревателей, потеснив оттуда уверенные в своих силах западные фирмы. Сотни воздухонагревателей его конструкции работают и строятся в Китае и Индии, Японии и Бразилии, Украине и Казахстане, не говоря уже о нашей стране.

Собственно, о масштабах сделанной им работы я впервые задумался, когда разглядывал фотографию ВНК, и вдруг обнаружил на одной из его площадок крохотную человеческую фигурку. Доменные воздухонагреватели – это сооружения высотой с многоэтажный дом, и верхние отметки калугинских «бутылок», как иногда называют ВНК из-за их формы, выходят за тридцать метров. А потом – проделав на настоящем воздухонагревателе в Нижнем Тагиле тот путь вверх-вниз по железным лестницам ВНК, который Калугин повторял сотни, а может быть, и тысячи раз, добиваясь качественного воплощения своих замыслов и изучая работу гигантского сооружения.

Здесь настолько велика цена любой ошибки в расчетах теплотехники или конструкции, что, не имея твердого научного фундамента, за дело лучше и не браться.

У Якова Калугина такой фундамент был: он опирался на лучшую в мире советскую школу теплотехнических расчетов, созданную при участии его ближайших соратников – Фридриха Шкляра, Германа Маликова, на труды кафедры металлургических печей Уральского политехнического института.  Опирался на опыт работы в лабораториях Всесоюзного научно-исследовательского института металлургической теплотехники. До сих пор уникальные программы расчетов воздухонагревателей дают «ЗАО Калугин» огромное преимущество перед конкурентами, а особенно перед теми из них, кто пытается втихаря копировать конструкцию ВНК и через пару лет остается у разбитого корыта, вернее, у разрушившегося воздухонагревателя.

Мы начали с того, что обстоятельства складывались не в пользу создания книги о Якове Калугине. Мне удалось провести всего одну фотосессию ученого, снятую специально для книги. Новым ударом стала его внезапная смерть в далеком Китае, куда он вылетел для борьбы за очередной контракт, борьбы жесткой, требующей полной самоотдачи и напряжения всех сил.

Но в этих обстоятельствах Наталья Паэгле нашла блестящий, на мой взгляд, ход: она решила продолжать писать книгу так, как если бы Яков Прокопьевич был жив, ни на минуту не заставив читателя усомниться в его присутствии. И сделать книгу понятной и доступной не только для специалистов-металлургов, чему служат, если можно так выразиться, научно-популярные вставки о сущности металлургических процессов и связанных с ними проблем.

Но главный герой «Якова Калугина» – не черная металлургия, а незаурядный человек, ученый, борец, в полной мере и дитя ушедшей эпохи, и человек нового времени.

Его любимой книгой были «Мысли и сердце» академика Амосова, он находил в ней и ответы на свои собственные вопросы, и полагал ее блестяще написанной. Любил Владимира Высоцкого, и его «Кони привередливые», песня, котрорую он включил во время интервью, заставила его расплакаться – кто знает, не было ли в этих слезах предчувствия обрыва, ухода на самом высоком накале собственной жизни.

Его рассказы, в которых он успевал затронуть и философские основы бытия, и порассуждать о преимуществах современной эпохи для предприимчивых и смелых людей, и создать яркие образы своих современников, позволили автору найти еще один художественный прием, который существенно обогатил книгу. Она оформила некоторые высказывания Калугина, записанные на диктофон, в виде страниц из его воображаемой записной книжки. Книжки этой, увы, в природе не существовало, как и каких-либо дневников ученого.  Да и сама эпоха была такой, что многих подробностей семейной истории не знали даже самые близкие люди – до дневников ли тут? Но, видимо, речь Якова Прокопьевича была настолько четкой, настолько насыщена почти афористичными формулировками, что эти высказывания действительно напоминают тщательно продуманные записи – эту легенду не стал разрушать и литературный критик Леонид Быков, написавший предисловие к «Якову Калугину».

Соприкасаясь с разными людьми, Калугин сделал для себя вывод: среди них встречаются гении. В его «записной книжке» это сформулировано так.

«Бывают просто способные люди, способные в одном, другом, третьем. Но когда ты видишь человека, который в твоей сфере, где ты уже многое умеешь и многого достиг, делает что-то такое, что тебе не под силу даже понять, как он это делает, то это уже гениальность».

Вся книга «Яков Калугин», которая нашла достойное место в серии «Жизнь замечательных уральцев» издательского дома «Сократ», служит подтверждению слов ее автора: «Сам того не осознавая, он (Калугин – В.О.) подпадал под свое собственное определение “гениальности”». И если отталкиваться от той идеи, которая убедила Калугина в необходимости работы над книгой, то можно, на мой взгляд, считать, что Наталья Паэгле, член Союза журналистов России, лауреат различных литературных и журналистских премий, с задачей справилась. Ее произведение формирует у читателя гордость за свою страну и создает действительно положительный образ человека, который сумел воспользоваться величайшими возможностями нового времени, никогда не теряя связи с достижениями времени прошлого.

Вадим Осипов

Мнение читателя

Я прочитал книгу из серии ЖЗУ, написанную Натальей Паэгле, посвященную Якову Калугину — металлургу, ученому, предпринимателю, успешному человеку — на одном дыхании.

Я тоже по образованию инженер-металлург. Пусть не печник, не сталеплавильщик, а металловед, но все равно инженер-металлург и проработал более 35 лет «по специальности». Живу в соседнем доме с офисом Закрытого акционерного общества (ЗАО) «Калугин», но даже не догадывался, что сотрудники этого малого предприятия занимаются решением таких серьезных проблем, связанных с металлургическим производством. Наверное, закрытость — это одна из реалий нашего времени.

С другой стороны, мир тесен. Получалось так, что я вполне мог столкнуться, например, на автостоянке у офиса, с основателем фирмы Яковом Прокопьевичем Калугиным, который в начале 60-х прошлого века начинал свой трудовой путь в трубном институте (УралНИТИ), в котором в настоящее время работаю я. Только название изменилось на РосНИТИ, но адрес тот же — г. Челябинск, ул. Новороссийская, 30, да еще филиал института появился в Екатеринбурге. Поскольку учился я на Металлургическом факультете УПИ, хорошо знаю Ю.Г. Ярошенко, отлично помню Б.И. Китаева, бывших заведующих кафедрой Металлургических печей. Одним из старейших и уважаемых преподавателей кафедры, на которой я учился, был Р.С. Шкляр, чей сын — талантливый теоретик, коллега Я.П. Калугина по ВНИИМТу так нелепо трагически погиб в дорожно-транспортном происшествии. И еще много различных параллелей выстраивалось у меня при чтении этой книги. Что же в итоге? Я, пусть заочно, познакомился с настоящим профессионалом, человеком целеустремленным, умеющим в полной мере использовать заложенную базу знаний и, кроме того, азартным игроком. По моему мнению, последнее отмеченное качество, если оно человеку присуще, не позволяет ему успокаиваться на достигнутом, побуждает ставить перед собой и стремиться покорить все более высокие цели, с детской непосредственностью стать победителем.

В начале 2000-х в журнале «Огонек» мне попалось на глаза эссе, написанное журналистом Дмитрием Губиным, в котором было высказывание, глубоко запавшее мне в душу: «Когда живешь на форсаже, смерть может только избавить от тихого снижения, непривычно медленной скорости и жизненной скуки». Мне кажется, это очень созвучно с образом главы фирмы ЗАО «Калугин».

Игорь ВЕСЕЛОВ,
директор Екатеринбургского филиала ОАО «РосНИТИ»,
заведующий лабораторией материаловедения

novayagazeta.ru