Skip to main content

Архипелаг «Безлесье»

Когда объектом госсобственности никто не управляет, появляется возможность его расхищать

Березовский городской округ планомерно очищается от федерального леса, расположенного на землях запаса, ранее занятых государственными промышленными предприятиями. Областная и федеральная власть в упор не видят расхищения «бесхозной» собственности. Пока одни вырубают деревья, вторые рубят бабло, ну а третьи зарубают попытки наказать виновных. Вкупе с последней редакцией Лесного кодекса, лишившей лесничества штата и полномочий, ситуация складывается весьма печальная. Вложения способны решить проблему только частично. Вопрос в другом — кому это нужно?

В 30-х годах прошлого века на территории нынешнего Березовского началась добыча торфа. Локомотивами в разработке месторождений стали два поселковых торфопредприятия: Монетное и Лосиное. Последнему, указом Президиума Верховного Совета СССР, была предоставлена земля в бессрочное пользование. Но, так и не сумев перейти с социалистических на капиталистические рельсы ГП «Лосиное торфопредприятие» по результатам конкурсного производства приказало долго жить.

«Площадь земель, изъятых у ГП «Лосиное торфопредприятие» в 2001 году и не переданных в использование, составляет 9691 га. (Зачислены в земельный запас, являются собственностью РФ)» — гласят основные технико-экономические показатели. Спустя десять лет на территории торфофонда начались масштабные вырубки. И вроде не проблема поймать и наказать зарвавшихся дровосеков, да вот только деревья не относятся к лесному фонду. А территории принадлежат незнамо кому, а, следовательно, нет пострадавшего. Раз уголовное дело обречено на суицид, гуляй рванина!

По лосиному следу

На 1 января 2014 года на территории Лосиного проживало 2555 человек. На столь немногочисленное население работает 9 (официальных) лесопилок. Встретить здесь груженый лесовоз так же просто как мошкару на болоте. Неудивительно, что местные жители стали замечать неладное.

— Интенсивные вырубки начались 2 года назад, — вспоминает егерь 2 обхода Березовского охотхозяйства Анатолий Никифоров. — При обходе территории встретил двух башкир — лесорубов. Спрашиваю, где деляночные столбы? Они отвечают: нам сказали пилить — мы пилим. Какой с «негров» спрос? Тогда связался с лесничим.

«… по поводу незаконных рубок вокруг поселка Лосиный, могу сказать, что данные варварские деяния совершаются на территории, не относящейся к лесному фонду. Эти территории принадлежали Лосиному торфопредприятию, которого в настоящее время не существует, — пишет лесничий Лосиновского участкового лесничества Геннадий Корабельников. — Нет собственника земель — нет заявления об ущербе… Определить ущерб, нанесенный от порубки, невозможно из-за отсутствия таксационных данных, таких как категория защитности и т.д.»

— Постепенно появлялись все новые и новые места вырубок, — говорит управляющий рыболовного хозяйства «Кутырь» Владимир Вольников. — В администрации нам сказали, что этот лес никто не сажал, и вообще это территория торфофонда, а не лесничества.

Там, где проходит лесовоз, варварски вырубается деловая древесина. При умелом водителе манипулятора за 20 минут загружается машина. Теперь посчитаем. Лесовоз с шестиметровником — чистыми 40 тысяч рублей. 3 лесовоза за ночь — железная сотня. «КАМАЗ» дров — 12 тысяч. Каков ущерб за несколько лет беспрерывной работы?

В январе 2014 при попытке отследить лесовоз с Сарапулки завязалась погоня.

— Пытаясь отследить, куда движется груженая машина, я караулил ее в районе Шиловки, — рассказывает водитель, пожелавший остаться неизвестным. — Сперва пропустил лесовоз и сопровождавшую его «четырнадцатую». Через 4 машины пристроился в «хвост». Тут меня обгоняет и начинает прижимать «десятка». Отвязаться от нее удалось только во дворах.

— Черные лесорубы к арендаторам Березовского лесхоза не лезут — знают, что там им головы оторвут, — вступает местный житель Алексей Лунев. — Очень строго отслеживают вырубку, очистку и рекультивацию. А почерк этих шалопаев один — свалить побольше, да уехать побыстрее, бросив вершинник.

Год назад на этом окарался глава поселка Лосиный Алексей Мокрецов. Стараясь предотвратить пожароопасную ситуацию, он выдал бумагу местному предпринимателю Алексею Карпову. Вместо того, чтобы почистить делянку за черными лесорубами и убрать брошенные деревья, он, по словам местных, «скосил» новые.

— После обращения к правоохранителям, ГИБДД совместно с березовским ОБЭП организовали засаду и задержали лесовоз, — говорит Сергей Петренко. — Уже по весне подошел человек Карпова и спросил: «Ты зачем на нас в ОБЭП телегу написал? По делу сделают отказной материал — нам ничего не будет, а лесовоз отдадут». Так и произошло.

В отношении Мокрецова возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 30 п. «в» 158 УК РФ и ч. 1 ст. 286 УК РФ — «Кража» и «Превышение должностных полномочий» соответственно. Изъяли документы и компьютер. Стопроцентный козел отпущения: если не предотвратишь пожар на территории не находящейся в собственности муниципалитета, но грозящий населенному пункту, — крайний, а если зайдешь на бесконтрольную землю, то уже подследственный.

В ноябре 2013 в региональное отделение партии «Зеленых» поступил звонок о новой рубке. На месте удалось застать вагончик лесорубов. На вопросы о разрешении и начальнике двое рабочих промычали что-то о некой ООО «Промышленник».

— На прощание я оставил свою визитку, чтобы со мной связался руководитель работ, — говорит председатель городской партии «Зеленых» а также председатель «Березовского городского Союза ветеранов Афганистана и Чечни» Илюс Акберов. — Через несколько минут раздался звонок. Человек представился следователем ОБЭП Александром Косьминым. И заверил, что он занимается расследованием этой темы. Короче, идет следствие, все в порядке, все под контролем, не стоит сюда лезть. А рабочие, на самом деле, занимаются уборкой.

«Новая на Урале» проверила информацию. Такого следователя в Березовском нет. Но если же Вы все-таки существуете, Александр Иванович, свяжитесь с нами. Ваш телефон не доступен. Нам интересно, под чьим контролем дело. Также не удалось поговорить с Алексеем Карповым. Вот уже вторая договоренность об очной встрече срывается по неизвестной редакции причине.

УПК уполномочен отпустить

— Когда я приехал туда в первый раз, я просто был в шоке — скашивали все подряд, — поделился впечатлениями начальник Березовского ОБЭП Дмитрий Шукшин. — Изначально не лесовозами возили, а фурами, потому что никто ничего не делал. Куда только не направляли запросы, пытаясь разобраться в ситуации.

И вот что удалось узнать. «Установлено, что вырубка осуществляется вблизи пос. Лосиный Березовского городского округа, на территории бывшего «Лосиновского торфопредприятия». На сегодняшний день предприятие прекратило свою деятельность, правопреемник не определен. В соответствии с кадастровой выпиской земельного участка 66:35:0000000:71 правообладателем указанного земельного участка является Российская Федерация, вид права указан — собственность субъекта РФ, категория земель — земли запаса. В соответствии с информацией Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в СО указанный земельный участок в реестре федеральной собственности не числится, таким образом, полномочиями по распоряжению им ТУ Росимущество в СО не обладает». И как вывод «Окончить расследование указанного уголовного дела не представляется возможным в связи с отсутствием потерпевшего».

Дело по «Краже» было возбуждено органами следствия МВД по городу Березовскому. После этого оно было изъято и передано в СК с дополнением в виде «Превышения».

— Комментировать нечего, мы им, по сути, не занимались, — заявила начальник следственного отдела Натэлла Грехова. — Делом Мокрецова занимался СК. Оно было возвращено в отдел полиции с решением о прекращении.

— В настоящее время проводится комплекс мероприятий совместно с прокуратурой, администрацией, направленных на установление правообладателя данных земель, — отрубил заместитель начальника ОМВД России по г. Березовскому подполковник полиции Александр Сурин.

В прошлом году, после перераспределения обязанностей заместитель прокурора Березовского Сергей Кризский перестал заниматься этим делом. Однако пояснил, что после обращений жителей Лосиного, в поселок были направлены оперативные группы, зафиксировавшие порубки. После этого возбудили несколько бесфигурантных дел.

— Учитывая сложновыявляемость данного преступления, надо было ловить лесорубов непосредственно в момент преступления, — говорит младший советник юстиции. — С этой целью были выставлены дополнительные посты ГИБДД на случай появления лесовозов, для выяснения, откуда везется лес.

— Ловим лесовоз. В ходе проверки установить, что его собственник осуществил кражу, не представляется возможным. Подкованные люди отвечают, что подобрали уже поваленное или купили по договору, а сейчас его просто вывозят, — разводит руками обэповец Шукшин. — Приходит собственник и предоставляет договора. И мы с нормами УПК не имеем права его держать — приходится возвращать.

Здесь встает другая проблема — где хранить изъятый лес. Через администрацию заключается договор с предприятиями о безвозмездном ответхранении. На предложение выйти на суд собственником администрация резонно отказывается, так как оснований считать себя собственником нет.

— Следственные действия производятся в полном объеме. Какие конкретно, говорить пока рано, — пояснила и.о. заместителя прокурора г. Березовский Татьяна Лысенкова.

— В ходе принятых мер вырубки сократились. Насколько мне известно, на территорию Лосиного торфопредприятия никто из местных не соглашается ехать. Так как знают, что это незаконно, — резюмирует Шукшин

— Вырубки будут продолжаться?

— В любом случае нет. Будем ловить.

— Ловить и отпускать?

— Ну…

Судебная лотерея

Около двух лет правоохранители ищут лицо, которому был причинен ущерб. Сколько еще потребуется, неизвестно. Поэтому расскажем об истории со счастливой находкой «потерпевшего» и не менее благополучной посадкой «виновного».

2 сентября 2010 года жители поселка Лубяной Игорь Ивановских и Юрий Байрамалов, как гласит приговор Березовского городского суда, «вступили между собой в преступный сговор на незаконную рубку зеленых насаждений… Достоверно зная, что заготовка древесины без оформления договора купли-продажи древесины не допускается, а рубка лесных насаждений на административной территории пос. Лубяного г. Березовского является незаконной…»

Вскоре они спилили древесину общим объемом 3,09 кубических метра. В переводе на русский — 7 берез. Чем «причинили Российской Федерации значительный ущерб в размере 10665 рублей…» Инвалиду третьей группы Ивановских суд назначил наказание в виде 1 года и 6 месяцев условно. А вот трижды судимого Байрамалова приговорили к 2 годам и 6 месяцам колонии строго режима (отбывает в ИК-52).

Представитель потерпевшего, то бишь РФ, некий Коновалов Н.А., не настаивал на строгом наказании для виновных. А вот государственный обвинитель в лице помощника прокурора Давыдовой М.С. «принесла исковое заявление о взыскании в пользу Комитета по управлению имуществом Березовского городского округа Свердловской области вреда, причиненного незаконной рубкой деревьев. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, поскольку прокурором Березовского неправильно определен субъект, в пользу которого подлежит возмещению причиненный незаконной рубкой ущерб. Поскольку Лесным кодексом Российской Федерации установлено, что лесные участки на землях лесного фонда находятся в федеральной собственности, то истцом по делу будет являться Российская Федерация, а не Комитет по управлению имуществом Березовского городского округа». То есть зеленые насаждения на административной территории пос. Лубяного, находящиеся на землях лесного фонда принадлежат государству и являются частью леса?

«Новая на Урале» убедилась — вырубки прошли на территории бывшего Лосиного торфопредприятия. А значит, не мог быть высчитан значительный ущерб в 10 тысяч. На фотографиях Вы можете увидеть злополучные пеньки, появлением которых Байрамалов обязан своему последнему сроку. На фото двух навигаторов видно, что область не размеченная, а значит, ни к кому не относящаяся. То есть уголовное дело должно было быть прекращено за невозможностью установить потерпевшего. За что мужика посадили? Кому дорогу перешел?

Интересно, что с поличным, при погрузке, лесорубов застукал участковый (ФИО известно редакции). А вместе с ним приехал Алексей Карпов.

— Мы предложили участковому 3 тысячи, чтобы отпустил. Тот сперва замялся, потом подошел к Карпову. После возвращения ответил: «Так не пойдет», — рассказал Юрий Байрамалов — Мы предложили пять. Он опять к Алексею. Приходит и говорит — десять. Тут уже отказались мы. Там и ОБЭП с криминалистом подтянулся.

Сложно сориентироваться и сказать, где кончаются земли Гослесфонда и начинаются земли запаса. Чтобы обладать этой информацией, надо быть специалистом. Черные лесорубы точно определяют местоположение халявной рубки и есть предположение, что без участия лесников здесь не обходится. Либо они дают конкретные координаты, либо когда-то дали.

— Вопрос затрагивает финансовый интерес силовиков. Есть лесозаготовки, на мой взгляд, невозможные без участия правоохранителей. Из леса, как правило, идет одна дорога в населенный пункт. Поселок либо тупиковый, либо через него проходит одна дорога — нет пересечения магистралей. Установить на этой дороге контроль за движением грузового транспорта, груженого лесом, совсем несложно, — считает анонимный источник.

В 2012 году судья Чаплинский обязал Ивановских и Байрамалова (заочно) выплатить причиненный ущерб. По всей видимости, Березовскому лесничеству. Ознакомиться с бумагами не удалось, так как в момент разбирательства один находился в колонии и до сих пор не получил судебного решения, а второй отдал документы Карпову.

Нормативный вакуум

— Есть нарушение, есть объем, собственник какой-то маячит, а в деньгах не высчитаешь, — сокрушается глава Березовского лесничества Василий Подергин. — Кубатура срубленного есть, а перевести в ущерб не можем. Методика расчета по лесному фонду не подходит, так как это не лесной фонд. Получается нормативный вакуум. А с принятием в 2006 году нового Лесного кодекса вакуум только увеличился.

Изменение Лесного кодекса, как и ряд других изменений федерального законодательства, нацеленный на оптимизацию расходов, привел к обратному результату. В данном случае оптимизация в части лесного хозяйства свелась к сокращению численности лесников, упразднению их институтов, которые когда-то занимались лесоустройством. Машина, исправно работавшая на протяжении десятилетий, была сломана.

— После того, как в 2005 году убрали лесную охрану, хозяина в Гослесфонде, образно говоря, не стало. Когда она была (охрана) каждый лесник следил за кварталом, как за своим огородом, — говорит Василий Васильевич. — У меня 3 муниципальных района. Если раньше штат лесников по Березовскому ГО был около сотни, то сейчас один уполномоченный госинспектор на 3 района. А с 1 апреля хотят повесить функции по частичной охране на нас: на меня, на зама и лесничего.

Люди это поняли. И под шумок из 10 лесовозов один везет лес Гослесфонда. Как поймать черного лесоруба? Полномочий по задержанию у лесников нет, остается вызывать полицию. А пакостнику хватит полчаса, чтобы скидать 30 кубов. Это 60-80 тысяч. Где еще такие деньги заработаешь?

— Говорить о том, что у территории Лосиного торфопредприятия нет собственника, неправильно. На сегодня это собственность Российской Федерации, — рассуждает Подергин. — Надо межевать землю. Но кто даст деньги? И вроде бы она за муниципалитетом закреплена, так как находится на его территории. Но муниципалитет не может тратиться не на свою собственность. Нормативные нестыковки.

Развитие событий

— Воровство будет продолжаться до тех пор, пока у данной категории земель (земли запаса, ранее занятые гос.пром.предприятиями) не появится хозяин. Они должны быть юридически оформлены: проведено землеустройство, постановка на кадастровый учет, должен быть установлен правообладатель и администратор, то есть уполномоченный орган, имеющий право определять оборот этих земель. Либо сдавать в аренду, либо под производственную деятельность, либо под лесопользование, — считает анонимный источник.

В 90-х годах проводилась лесоустроительная партия, охватившая приблизительно 1/3 бывшего торфопредприятия. Вопрос о передаче в Гослесфонд завис на уровне области — нужно было организовать пожарно-химическую станцию. Опять все уперлось в финансы. После пожаров 2010 года планы лесоустройства стали неактуальны.

В 2012 году Департамент лесного хозяйства Свердловской области ответил председателю общественной палаты Березовского ГО Виктору Бабкину по вопросам, связанным с пожаротушением: «Земли запаса, на которых расположены торфяники, не предназначены для ведения лесного хозяйств, вследствие чего не могут быть переведены в категорию земель лесного фонда и переданы в ведение Департамента лесного хозяйства Свердловской области, осуществляющим полномочия в области лесных отношений. Основное назначение этих земель связано с разработкой и добычей общедоступных полезных ископаемых».

Как насчет торфяников вокруг поселка Островной? К 87 году там почти завершилась добыча. Торфяники были переведены в состав Гослесфонда. Или давайте взглянем на план передачи земель Березовскому мехлесхозу. В 1996 главный инженер Лосиного торфопредприятия М. Тепляшин оформил план. С установлением рыночных отношений и переходом на самофинансирование предприятию не были нужны лишние земли — вводился земельный налог. Часть этих территорий представляет собой лесные участки. Как может вестись добыча торфа на простаивающих 13 лет приторфяных полосах, где под землей камень, а на земле деревья?

— Волевым решением на уровне губернатора или правительства можно повлиять на Росимущество. Ребята, поставьте землю на кадастр. Если не определили, кто чем будет заниматься, отдайте ее муниципалитету или передайте в Гослесфонд, обеспечив специальными средствами пожаротушения, — предлагает Подергин.

Повторное проведение лесоустроительной партии обойдется, примерно, в 3 миллиона рублей. Плюс миллион на межевание. Кто будет платить? И это только территория бывшего Лосиного торфопредприятия. Схожая проблема с землями запаса стоит по всей Свердловской области. Интерполируем на областной масштаб — около 100-200 миллионов. Эти цифры несопоставимы с причиняемым ущербом. Сколько таких аномальных зон по всей России? Миллионы уходят в трубу.

Пока нет хозяина в лесу, а все зависит от лесного законодательства, ничего не будет. Муниципальная власть не может регулировать министерства, занимающиеся выработкой федеральной политики. С одной стороны созданы мутные условия, чтобы ловить прохиндеев, но при этом нет контролирующего органа — всех разогнали.

P.S: ряд фамилий изменен по просьбам местных жителей

Александр УЙМИН,
«Новая на Урале»,
89122114461, uymin.av@yandex.ru

Карта Березовского лесхоза.
На территории бывшего Лосиного торфопредприятия нанесены координаты известных вырубок. На каждой из этих делянок, можно увидеть следующие фотографии

1) 57°09.903; 061°08.195

2) 57°09.898; 069°08.831

3) 57°10.224; 061°09.597

4) 57°09.773; 061°11.548

5) 57°08.353; 061°15.065

6) 57°08.352; 061°15.286

7) 57°08.275; 061°07.741

8) 57°08.364; 061°07.742

9) 57°06.572; 061°07.069

10) 57°06.940; 061°09.915

11) 57°05.074; 061°05.154

12) 57°05.091; 061°05.241

13) 57°06.682; 061°09.971

 Место потенциальной вырубки, пробитое навигатором

Торфяники, вокруг поселка Островное, включенные в состав Гослесфонда
novayagazeta.ru