Skip to main content

Соседское дело (сказка)

Жили у нас на лестничной площадке две семьи. Раньше они в одной квартире жили, но потом стенку построили и разделились — одним, правда, площадь сильно побольше досталась, Те, в меньшей квартире, даже и не обижались вроде.

Ну, живут.

Как говорится, в каждой избушке — свои погремушки. Обитатели большой квартиры уж больно гордились, что им такая жилплощадь досталась — всюду об этом говорили да напоминали, чтоб вдруг не забыл кто. Мол, квартира у нас — во! (с большим пальцем) Нет ее больше, шире, краше и суверенней. И порядки у нас свои, и никто нам не указ — чо хотим, то воротим. Там сначала инженеры жили, умники разные, интеллигенты. Но они быстро рассосались: сами как-то разменялись, переехали кто куда. Народ вместо них заехал внятный, реальный: кто казак (реестровый конечно, что ты!), кто эффективный менеджер, кто в прокуратуре работает, а кто и в самой (!) Администрации. Все православные, патриоты. Батюшка свой есть. Воровали, конечно… Старшим по квартире сначала Николаич был — мужик хороший, но как выпьет... То морду кому набьет, то однажды из ружья по обитателям палить начал, орал: «Я здесь власть!» — кое-как успокоили. Однажды под Новый Год (вроде трезвый был?) вдруг говорит: «Я устал. Я ухожу, — и показывает на Вовку, что в угловой жил. — Он теперь Главный».

Вовка-то, как во вкус вошел, круто забирать начал. Сначала всех припугнул, богатея Ходора вообще милиция забрала — на него заявление написали, что он за свет не платит, а с Кадыром, тоже из угловой, они даже подрались сперва маленько. Потом Кадыр как-то присмирел и всем говорил, что они с Владимиром друзья. Говорили, правда, что ему заплатили. Из Вовки стал «другом Владимиром». Вообще вопросы решал — где чего поставить, прикрутить, открутить, трубы сменить, кому заплатить — все к нему шли. Даже из соседних квартир. Воровство, правда, не прекратилось, а стало так: кто с «другом Владимиром» договорится, тому — можно. Кто не платил, тех мочили в сортире. Кого водой, а кого и насовсем. Владимир посолиднел, говорил негромко и по делу, старую жену выгнал, женился на молодке — народ его побаивался и уважал.

А в меньшей квартире все шло как-то не так. Половина жильцов хотели снести стену и соединиться с большой и богатой — с другой стороны. Там культурные жили, кофе пили по утрам с круассанами. Другая половина этого не хотела, а чего хотела — неясно. Только завидовали и тем, из большой, и тем, культурным. Со старшими им не везло — то вороватые управдомы в отставке попадались, то, со скандалом, выбрали молодого, говорил больно складно, но тоже не вышло. Потом выбрали старшим видного мужчину — Виктора. Оказалось, бывший урка. Сын его постоянно у жильцов подворовывал. Газовые баллоны воровали, вещи… Женщина у них жила одна, Владимировна — хваткая, хозяйственная — так посадили по доносу. Вообще в той квартире бабы красивые жили, все на них заглядывались. И так жильцам этот урка — Витя со своим сынком надоели, что выгнали их однажды. Они в соседнюю квартиру прибежали и Владимиру наябедничали. Никто, правда, на это внимания не обратил — радовались все, Витькины собутыльники присмирели, Владимировна из тюрьмы вернулась. «Друг Владимир» ее даже на свидание сразу пригласил: так, чайку выпить, о делах покалякать.

 А давеча «друг Владимир» неожиданно осерчал. Вчера еще смотрел, как ребятня во дворе в снегу барахтается, на коньках, на санках гоняется, а сегодня схватил вдруг ружье и пальнул несколько раз в дверь соседям. То ли с молодкой своей поссорился, то ли позавидовал чему, то ли обиделся… Только напугал всех сильно. Владимировна от свидания наотрез отказалась, а один мальчик даже начал так икать, что секцию бокса пришлось бросить.

Потом одумался, что ли. Просто, говорит, ружье проверял. Не обращайте, мол, внимания. Мы и дальше с вами будем добрыми соседями.

…Добрыми?!

Дмитрий ГОЛОВИН

novayagazeta.ru