Skip to main content

«На Олимпиаде поняла, что горжусь тем, что я россиянка»

Екатеринбурженка Юлия Гончарова, побывавшая на Олимпиаде в Сочи в роли волонтера, о российских спортсменах, нашем менталитете, канадских бабушках и секретах Олимпиады.

— Юля, откуда ты узнала, что на Олимпиаду набираются волонтеры?

— О наборе волонтеров в Сочи мне рассказала мама. Узнала она об этом из новостей. Ей очень захотелось принять участие в столь грандиозном событии, и она отправила заявку. Сначала я скептически отнеслась к этой затее, думала, что работа волонтера заключается в «принеси/подай», но, когда зашла на официальный сайт и почитала подробнее о видах деятельности волонтеров и их направлениях, изменила свое мнение. Мне настолько все понравилось, что я захотела сама побывать на Олимпиаде. В итоге и я, и моя мама съездили в Сочи.

Волонтерами становятся…

— Что было после? Как отбирают волонтеров?

— Для меня все началось за год до Олимпиады. Вначале нужно было заполнить большую анкету. Помимо общих сведений о человеке, его образовании и опыте работы в ней необходимо было указать так же желаемое направление деятельности на Олимпиаде: участие в церемониях открытия/закрытия, встречи спортсменов, работа на церемониях награждения или в Олимпийской деревне, работа переводчиком, помощь прессе и т.п. Нужно было выбрать три наименования, одно из которых шло основным. Я выбрала работу на церемониях открытия и закрытия Игр. В зависимости от того, какое направление было выбрано, члены комиссии оценивали твои способности. И если ты подходил по всем критериям, то после всех тестирований и интервью на почту приходило «письмо счастья», в котором сообщалось, что ты едешь в Сочи. Если же ты не подходил по каким-то параметрам, то предлагалось другое направление работы. Во время отбора еще было несколько очных и заочных обучений. Для этого я ездила на трехдневный тренинг в Уфу и кастинг в Казань. На протяжении всего отбора шел отсев кандидатов. Заявок было подано свыше 180 тысяч, отобрано же в итоге 25 тысяч волонтеров со всего мира.

— Ты сказала о критериях отбора. Какими данными должен обладать человек, чтобы стать волонтером на Олимпийских Играх?

Должен быть старше 18 лет. Уровень английского не ниже среднего, то есть нужно свободно уметь объясняться на языке, хотя бы на бытовом уровне. В целом для большинства направлений ничего сверхъестественного не требовалось. Если ты сумеешь пройти вербальный, математический и психологический тесты, интервью по Скайпу, на котором проверяли стрессоустойчивость, быстроту реакции и сообразительность, то путевка на Игры твоя.

— Значит, стать волонтером не так-то просто…

— Непросто. Для меня лично все осложнялось отсутствием в нашем городе собственного волонтерского центра. Ребятам, которые жили в городах, где они были, повезло больше. Такие центры базировались, как правило, при университетах, в которых оказывалась определенная помощь и поддержка своим студентам.

— С вами заключался какой-нибудь контракт или договор, в котором бы прописывалось, что вы обязаны делать, а что вам запрещено?

Да, договор был, но в нем прописывались лишь общие правила и формулировки. Мы, волонтеры церемоний открытия и закрытия Игр, еще подписывали дополнительный документ о неразглашении информации, полученной на репетициях. Это стандартная процедура для шоу такого уровня, организаторы хотели сохранить в тайне основную идею и концепт праздника. Мы приехали за три недели до открытия Олимпиады, на протяжении этого времени нам не разрешалось ничего фотографировать и снимать. Несколько человек, попавшихся в первые дни на фотографировании, были отправлены домой. Это был своего рода урок всем остальным.

Секретная миссия

—Что входило в твои обязанности по факту? И какие они, волонтеры?

— На церемониях открытия и закрытия было задействовано около тысячи волонтеров со всего мира, среди них мы, 250 человек, непосредственно выступающие на сцене. Мальчиков было намного меньше, чем девочек. Среди иностранных волонтеров очень много было канадцев. Особенно запомнилась мне канадская бабушка. Ей около 70 лет. Она очень активна, не раз ездила по миру в качестве волонтера, эта Олимпиада была у нее не первая.

Моя специальность называлась «Ассистент по сопровождению атлетов», и я сопровождала спортсменов во время церемоний. Вы помните огромный живой флаг России на открытии Игр? Так вот он состоял как раз из нас, волонтеров. Я была внутри красного цвета. Также мы делали живой коридор, по которому проходили спортсмены на параде атлетов. А на закрытии еще была дискотека со спортсменами – в ней мы тоже принимали участие. Вообще в эфирное время вошло не все, что происходило на сцене, это был бонус зрителям на стадионе. Помимо наших основных обязанностей мы также помогали организаторам, когда они что-то не успевали: например, собирали вместе с ними 40 тысяч зрительских наборов. Мы всегда были на подхвате: нам могли в любое время скинуть смс «Приезжай – нужна помощь».

— Как проходили репетиции?

Мы приехали в Сочи 16 января, домой же мы уехали только 19 марта. Эти два месяца мы репетировали церемонии открытия и закрытия, а именно разучивали движения, позиции, перестановки, много танцевали.  На первых репетициях не было даже минутки присесть. Прогоняли все много раз, ведь на нас лежала огромная ответственность: мы были в центре внимания миллионов телезрителей со всего мира. У нас была интернациональная команда хореографов, стейдж-менеджеров, звукорежиссеров, костюмеров, визажистов... Для постановки шоу такого масштаба были приглашены лучшие специалисты со всего мира. Главным руководителем и постановщиком нашего сегмента была австралийка, звали ее Джейн Мискович. Олимпиада в Сочи была у нее четвертой. Так как и руководство, и волонтеры были из разных стран, разговаривали все на английском языке. Координирование шло по радио через наушники…

— Телезрителям не были заметны ваши наушники… Расскажи еще о других секретах этой Олимпиады.

— Так и было задумано. У всех участников церемоний наушники были телесного цвета. Без них было просто невозможно. Это мировая практика: режиссеры и постановщики должны как-то координировать тысячи артистов, находящихся на сцене. Чтобы каждая группа выступающих выходила в точное время, а движения начинались одновременно и шли синхронно, нам говорили основные команды. И даже через наушники не всегда было слышно эти команды, так как музыка была очень громкой, и нескончаемые аплодисменты зрителей заглушали все. Думаю, телезрители также не заметили и буквенно-цифровую разметку на полу под нашими ногами, с помощью которой мы делали перестроения. В голове мы постоянно прокручивали с десяток своих позиций.

Помните, на открытии волонтеры были в таких белых шубках и шапочках? Так вот с внутренней стороны к ним были прикреплены светодиодные ленты. Эти ленты работали от аккумулятора на батарейках. Специальные аккумуляторы застряли где-то на таможне в Гонконге, поэтому нам соорудили коробочки с восьмью пальчиковыми батарейками на скотче, все это лежало во внутреннем кармашке. У каждого также была выведена кнопка, включающая и выключающая светодиоды. Изначально планировалось централизованное включение, но батарейки разряжались на холоде и когда мы выходили из радиуса действия. В общем, намучились мы с ними.

Россия щедрая душа

— Юль, что запомнилось тебе больше всего на этой Олимпиаде?

— Очень запомнился момент, когда мы вышли на стадион на открытии, выстроились в огромный флаг, зазвучал гимн родной страны, и 40 тысяч зрителей встали со своих мест, пели вместе с нами, а после начали аплодировать. А когда во время парада атлетов на поле стала появляться наша команда и диктор назвал Российскую Федерацию, зал просто взорвался бурей эмоций. Это просто непередаваемое ощущение – находиться в этот момент в центре поля. Я была счастлива, что была там, горда, что я россиянка.

Правда, не все местные жители относились к Олимпиаде однозначно. С улыбкой вспоминаю еще такой случай, как однажды в очереди бабулька начала говорить, что, мол, приехали к ним в Сочи, видите ли, и ведут себя как дома со своей Олимпиадой. Наверное, с гастарбайтерами нас спутала.

Скорость и масштабы подготовки к Олимпиаде, конечно, поразили: все достраивалось буквально до последнего дня, темпы были бешенные. Ощущение полной готовности сложилось только накануне открытия Олимпийского парка. Когда начали приезжать гости, все уже было в идеальном порядке. Таков российский менталитет: все делаем в последний момент, но результат потом восхищает.

— Расскажи еще о бытовых тонкостях: как добирались, где жили...

Стоит отметить гостеприимство России: были выделены средства на размещение волонтеров со всех стран. Так что нам, в отличие от волонтеров прошлых Олимпиад, жилье предоставили совершенно бесплатно. Были построены специальные волонтерские деревни. Кто-то жил в пансионатах, где были все удобства и кормили три раза в день. Среди этих счастливчиков была и я на время Олимийских Игр. На Паралимпиаде мы жили в новеньких квартирах, которые после Игр должны быть переданы семьям военнослужащих. На проезд мы тоже не тратились: у нас был рабочий транспорт. Сотовая связь так же оплачивалась. Одежду всю необходимую нам предоставили. Спонсоры очень много подарили как вещей, так и сувенирной продукции. В общем, потратились мы только на самолет до Сочи. Да и то для нас были хорошие скидки.

— А на соревнования вам можно было бесплатно ходить?

Теоретически нет. Я лично билеты покупала на интересующие меня соревнования заранее, дома. Но среди волонтеров все время разыгрывались какие-то билеты, была система поощрений. Особо везучие много куда попали. Никого не обидели: каждый волонтер хоть на одних соревнованиях да побывал. Можно, конечно, было приходить к стадионам, стоять, ждать, пока все зрители зайдут, и пробиваться на свободные места. Кто-то у нас так и делал.

Главное желание

Со спортсменами тебе удалось пообщаться?

— Достаточно поверхностно. Атлеты приехали с несколько другими целями. Да мы и сами понимали, что и без нас к ним постоянно выстраивались толпы поклонников, которые порой были слишком навязчивы. С российскими спортсменами пообщаться было в принципе сложно: в родной стране они чувствовали себя очень значимыми и недоступными. Звездами, одним словом. Иностранные олимпийцы были с нами дружелюбнее: без проблем фотографировались, общались. Из наших очень порадовала Аделина Сотникова: она ни разу никому не отказала с просьбой, со всеми фотографировалась, давала автографы, всем улыбалась и махала рукой.

— Юля, что тебе дала Олимпиада?

Ну, во-первых, это незабываемые эмоции. Во-вторых, это новые друзья по всему миру. В-третьих, это куча различных благодарностей, сертификатов участника, которые я вложу в свое портфолио. И конечно, это колоссальная практика английского языка.

 — Пожелай напоследок что-нибудь человеку, который сейчас захотел поехать на Олимпийские Игры волонтером.

— Нужно соглашаться на любые предложения и верить в себя. Если захотеть, то можно найти в Интернете волонтерские наборы не только на Игры. Тут и Формула-1, и спасение черепах в Коста-Рике, и создание макета озера Байкал, и работа во французском монастыре. Главное – желание.

Мария СТВОЛОВА,
«Новая газета на Урале»
Фото из личного архива Юлии Гончаровой

novayagazeta.ru