Skip to main content

По букве закона

В начале августа Режевской городской суд вынес решение по делу Михаила Глазкова. В удовлетворении иска, о перерасчете пенсии нетрудоспособного инвалида, отказано в полном объеме.

Месяц назад «Новая на Урале» (17.07.2014) рассказывала историю Михаила Васильевича. Напомним, пожизненно инвалид, в 1992 году ушел из тавдинского психоневрологического интерната. В течение 17 лет он пропадал в Курганской области, работая за продукты и сигареты.

В 2009 при помощи сердобольных людей сестра сумела найти родного скитальца. Но вскоре начались проблемы с восстановлением пенсии. По мнению опекуна, Любови Антоновой, ее брату назначили самые минимальные выплаты. Чтобы произвести перерасчет с 2006 года (по закону пенсия выплачивается за три предыдущих года с момента восстановления пенсионного дела, при отсутствии вины в невыплате со стороны Пенсионного фонда) был подан иск к режевскому управлению Пенсионного фонда.

В ходе прений «была проведена экспертиза правильности арифметического подсчета размера пенсии и соответствия расчета пенсии требованиям пенсионного законодательства. Те расчеты, которые представлены представителями ответчика, были полностью подтверждены заключением экспертов» — говорится в мотивировочном решении.

— Сложившаяся судебная практика такова, что при расчете пенсии инвалида, учитывается как его отработанный стаж, так и необходимый для всех граждан общий трудовой стаж в размере 25 лет, — говорит юрист Александра Ефремова. — То есть, даже если инвалид будет признан нетрудоспособным, при расчете пенсии размер его РПК (расчетного пенсионного капитала) будет поделен на 300 месяцев (25 лет). Конечно, с этим трудно согласиться. Но такова воля, в первую очередь, законодателя.

В 2002 году в России была проведена реформа, которая изменила пенсионную систему. При установлении размера пенсии производилась новая оценка пенсионных прав (так называемая конвертация). То есть, расчет пенсии с учетом общего трудового стажа и заработка. А раз конвертации подвергались все пенсии, в том числе и по инвалидности, сложилась ситуация, когда стаж стал необходим и инвалидам. То есть люди, получившие инвалидность до реформы, предполагали, что их пенсия будет рассчитываться в ином порядке. Но оказалось, что в связи с появлением в стране рыночных отношений, пришлось фундаментально менять представление о начислении пенсий.

Для того чтобы как-то увеличить размер пенсии инвалидов были введены корректирующие коэффициенты (К), предполагающие, что чем раньше человек начнет получать пенсию по инвалидности, тем выше она будет. В данном случае, Михаил Глазков получил инвалидность в 23 года (то есть в довольно молодом возрасте). Что вроде означало достойный размер пенсии, но согласно пенсионной реформе «К» высчитывался на момент назначения пенсии уже после введения новых правил, то есть уже после 2002 года. Естественно, на то время, Михаилу Васильевичу уже исполнилось больше 60 лет. Поэтому его «К» был назначен самый «невыгодный» — 1.

— В итоге получилось, что независимо от того, когда человек получил инвалидность, пенсия заново высчитывалась на 01.01.2002 г., — добавляет Ефремова. — Такое положение не оставляет равнодушным. Нужен ли закон, который установил пенсию инвалиду меньше прожиточного минимума в стране? Считаю необходимым проверить на соответствие Конституции РФ нормы ФЗ «О трудовых пенсиях» №173-ФЗ, несправедливо урезающие размер пенсии по инвалидности. 

— С решением городского суда мы не согласны, и будем обжаловать его в Свердловском областном, — прокомментировала Любовь Антонова. — Также посмотрим, что скажут во Всероссийском обществе инвалидов.

Александр УЙМИН

novayagazeta.ru