Skip to main content

Почти слепая ярость

«…Слепой бил палкой по воздуху, и в этих круговых взмахах выражалась его ненависть к безжалостному, зрячему миру…»
Василий Гроссман,
«Жизнь и судьба»

В редакцию газеты поступил звонок из Нижнего Тагила. Пенсионер намеками, рвано и путано стал описывать проблему. Сказать прямо не мог — мол, телефон «прослушивают». Но в течение разговора не сдержался и упомянул «врача-убийцу» и «прокурорскую крышу».

Дверь открыл седой старик. Протянутую в приветствии руку он увидел не сразу. А разглядев, стал радостно ее трясти, попутно сообщив, что у него припасена для гостя работа. После того, как перегоревшая в туалете лампочка отправилась на покой, знакомство продолжилось на кухне.

«В числе хороших приятелей»

Александр Кривенков родился в 1941 году в селе Зеленцово Вачского района Горьковской области (ныне Нижегородская). Сельский быт был суров: большая семья, в которой 5 детей. С 7 лет они бесплатно работали на колхоз. Полуголодное существование. Отец-фронтовик, принесший с войны туберкулез и бывший до смерти в 1953 году обузой.

До тех пор, пока Хрущев не дал крестьянам паспорта, единственной дорогой для парней в урбанистическую жизнь была армия. Александр Иванович мог и не служить — дружил с дочкой председателя горсовета. Майор-военком все спрашивал: «На кой ты туды собрался?»

В ракетных войсках Кривенков обслуживал гагаринские ракеты. Принимая их с заводов и доставляя на стартовые площадки, за 3 года объездил половину страны. Демобилизация задержалась на несколько месяцев — грянул Карибский кризис. Отслужив в армии, приехал в Нижний Тагил к брату, сдал экзамены экстерном, поступил в институт.

После 6 лет работы на железной дороге был избран депутатом райсовета 11-го созыва. Работая крановщиком, постоянно бросался на прорывы. Как-то в Ежовом поставил рекорд — за 2 дня обработал целый состав. Поистине пролетарий — трудовая книжка пестрит записями о трудозатратной профессиональной деятельности: плотник, грузчик, стропальщик, инженер-механик, слесарь-ремонтник. Масса поощрений: «за успехи в соцсоревнованиях», «за высокие показатели в работе», «победитель соцсоревнования». Ни одного наказания.

— Всю жизнь работал честно. С законом никогда не было проблем. Дилетантов и любителей пройтись по головам всю жизнь презирал. Наверное, поэтому у меня в числе хороших приятелей были такие люди, как бывший председатель горсовета и начальник КГБ Тагила, — говорит ветеран труда. — А тут, на склоне лет столкнулся с этими мерзавцами…

«Вопреки совету Джерома Джерома»

На излете ноября 2007 правый глаз Александра Ивановича начал угасать. В течение 30 числа око видело все хуже и хуже, пока не перестало видеть совсем. Мыкался больной по двум больницам: в одной не было офтальмолога, во второй не приняли из-за отсутствия направления. Затем поехал в ж/д поликлинику на Старателе.

Прием вела Галина Олокина. В районе часа доктор осматривала пациента: светила в глаз фонариком, измеряла давление. В результате она выписала направление в стационар 1-ой городской больницы, на Вагонку.

— Как врач, она не могла не знать, что нужно было дать мне под язык соответствующую таблетку, уложить на кушетку, — уверен Кривенков. — После чего, максимум, в течение получаса нормализовалось бы артериальное давление и скорее всего, восстановилось бы зрение.

В подтверждение своих слов, он, в очередной раз вскакивает с кровати и достает справочник фельдшера от 1990 года, где прописано, что при резком снижении остроты зрения необходим «прием валидола и нитроглицерина под язык» и срочная госпитализация в глазной стационар.

— Могло быть кровоизлияние в мозг, и я бы умер где-нибудь по дороге из-за таких врачей, — сокрушается Александр Иванович.

Пролежав 3 недели на Вагонке, пенсионер выписался слепым на правый глаз. Вскоре стал «хромать» левый. Около года Александр Иванович продолжал ходить на прием к Олокиной. «Вспомнив, что в России сейчас очень модная истина «Помоги себе сам», я решил, вопреки совету Джерома Джерома⃰, заглянуть в Мед. энциклопедию», где не требовалось большого ума, чтобы обнаружить по симптомам: у меня глаукома. После того, как я ей об этом сообщил (не она мне, а я ей!) она, ни слова ни говоря, написала мне направление в Микрохирургию глаза», — описывает свои злоключения старик.

Обследование выявило, что у Кривенкова катаракта, а вместе с ней застарелая, а, следовательно, и неоперабельная глаукома.

— Получается, что я наступил на одни и те же грабли два раза. А врачи, вместо помощи, своим бездействием помогли прогрессированию болезни. Полагаю, что они с медсестрой подпадают под статью не выполнения профессиональных обязанностей.

За резолюцией больного

Около 3 лет Александр Иванович описывал ситуацию правоохранителям всех масштабов. В 2012 году прокурор Ленинского района Сергей Гармаш перенаправил и.о. начальнику ММУ МВД России «Нижнетагильское» обращение, где содержались такие строки: «Поскольку в действиях неизвестных лиц усматриваются признаки состава преступления… направляю Вам для проведения проверки…»

«По поручению Министра здравоохранения Свердловской области проведена проверка фактов, изложенных в Вашем обращении. По заключению главного внештатного специалиста офтальмолога Министерства здравоохранения Свердловской области О.В. Шиловских установлено, что медицинская помощь в ГБУЗ СО «Центральная городска больница №1 город Нижний Тагил» оказана Вам в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи больным с офтальмологическими заболеваниями. Стандарт диагностики и лечения выполнен в полном объеме. Как правило, прогноз лечения заболевания, обусловленный нарушением кровообращения в центральной артерии сетчатки глаза и восстановление зрительных функций независимо от времени поступления в стационар, является неблагоприятным», — ответил зам. министра здравоохранения области.

— Этот специалист приехал и даже не соизволил меня увидеть. Ему минуты было бы достаточно, чтобы осмотреть мои глаза. Он что, телепат или экстрасенс? Взяточник он, вот кто, — убежден пенсионер.

Вскоре Кривенков стал требовать наказания для сотрудников правоохранительных органов за «проявленное бездействие». Полицейские даже не потрудились прислать ему письмо с отказом в возбуждении уголовного дела.

Обширную переписку со всеми ведомствами, пенсионер снабдил своими комментариями. Редкие официальные ответы не снабжены словами «холуй», «прохвост», «взяточник»…

«Чудовищные выводы»

«Я все лето проболел, но тщательно изучив документы, пришел к чудовищному выводу: прокурор — ИУДА!!!» — вполне ожидаемо заявил измученный старик. Но после этого терпение прокурорских работников лопнуло: «Кривенков А.И… допустил оскорбительные выражения в отношении прокурора Ленинского района г. Нижнего Тагила Гармаша С.Ю. и прокурора Свердловской области Охлопкова С.А., чем злоупотребил предоставленным ему законом правом на обращение… С учетом изложенного… Ваше обращение поступившее в прокуратуру района оставлено без ответа». И даже здесь упертый пенсионер поставил клеймо: «холуй».

— Человек не совсем адекватно оценивает действия доктора, судит со своей позиции. Амбулаторную кару анализировали — нарушений со стороны врача нет. Есть ряд заболеваний, предусматривающих развитие слепоты, в том числе глаукома. По-человечески его жаль: видел-видел, и вдруг ослеп. Отсюда невроз и озлобленность. Но из-за этого нельзя очернять людей — прокомментировал анонимный источник, знакомый с данной ситуацией.

В свои 73 года Александр Кривенков перенес 4 инсульта, 2 операции на глазах, один из которых худо-бедно видит. В 2013 он получил 2-ю группу инвалидности пожизненно.

— Меня умышленно сделали почти слепым и чуть не убили. Место врача и прокурора в 13-м лагере, где сидел зять Брежнева, Юрий Чурбанов, — гнет свое старик. — Я еще до суда дойду…

…И только жена, заглядывая в комнату и услышав речь мужа, пересыпанную словами «гнида», «подонок», «козел», подожмет губы, и скажет:

— Пора бы успокоиться.

⃰Джером К. Джером — английский писатель-юморист. Один из героев повести «Трое в лодке, не считая собаки», при чтении справочника, обнаружил у себя все описанные симптомы перечисленных там болезней, кроме родильной горячки.

Александр УЙМИН


novayagazeta.ru