Skip to main content

Что мы сделали друг с другом?

На экранах очередная экранизация от режиссера Дэвида Финчера — «Исчезнувшая». Фильм, основой которому послужил детективный роман бывшего телевизионного критика Джиллиан Флинн, в первую неделю проката собрал немалое количество отзывов. Ничего удивительного: выход в свет каждой новой работы американского кинорежиссера — большое событие. «Gone Girl» сопровождается пасмурным настроением, патологическим хладнокровием и ни на что не похожим чувством дискомфорта — приемами, которыми Финчер владеет в совершенстве.

В пятую годовщину свадьбы Ник Данн (Бен Аффлек) уходит из дома, чтобы прогуляться и в одиночестве подумать о будущем семьи. Вернувшись, он обнаруживает внезапное исчезновение своей жены Эми (Розамунд Пайк). Начинается стандартный процесс: полиция восстанавливает утерянную связь между предшествующими (похищению? убийству?) событиями, близкие пропавшей организуют собственные поиски. Похоже, что найденные улики, легкомысленное поведение Ника и несимпатичные подробности из брачной жизни героев дают единственно правильный ответ на все вопросы. Может ли оказаться так, что простое решение ведет детективов по ложному следу?

По мнению обозревателя американской газеты «St. Louis Post-Dispatch» Джо Уильямса, «главное достоинство «Исчезнувшей» — его трехглавый (Финчер, Пайк и Аффлек) монстр». Но вернее было бы назвать его четырехглавым: намеренно или нечаянно Уильямс умалчивает о роли Джиллиан Флинн, автора одноименного бестселлера. Писательница выступила в качестве сценариста картины, тем самым исключив дискуссии о наличии/отсутствии конкретных моментов в киноадаптации (все-таки Флинн знает об этом материале больше, чем кто-либо). В других руках история о несчастьях семейной пары, возможно, выглядела бы как минимум скромно. Финчеру, местами опасно балансирующему на грани, за которой начинается «Basic Instinct», удается задеть разные темы. Как ширятся круги от камня, брошенного в воду, вопросы переворота гендерных ролей, хищного поведения масс-медиа, повседневных манипуляций и притворства цепляются друг за друга, удаляясь от отправной точки — человеческих отношений. Если позволить себе забыть о том, что Ник и Эми — муж и жена, то можно увидеть элементарную разобщенность двух людей, которая когда-то стала следствием неумения контактировать с окружающими. Получается, что для того чтобы сосуществовать с кем-либо, необходимо либо надеть маску, либо заставить сделать это того, кто окажется рядом.

На роль Эми Данн претендовали разные актрисы (в их числе, например, Шарлиз Терон и Натали Портман), режиссер остановил свой выбор на англичанке Розамунд Пайк и не прогадал. Неожиданно сильная игра бесстрастной блондинки — неоспоримое преимущество картины Финчера. Известная ранее по ролям второго плана, Пайк уверенно справляется с поставленной задачей: ее агрессивная энергия до финальных титров держит зрителя в напряжении. Убедителен в своем амплуа слабохарактерного экс-журналиста и Бен Аффлек.

Детективный ли это роман, история об основателе популярной социальной сети или хроника расследования дела о серийном убийце — для Финчера особенно важен не только текст, но и способ его подачи. В леденящий мир «Исчезнувшей» зрителя проводит отстраненная камера оператора Джеффри Кроненвета, который уже работал с режиссером в фильмах «Бойцовский клуб» (1999), «Социальная сеть» (2010) и «Девушка с татуировкой дракона» (2011). Не первым стало и сотрудничество Финчера с музыкантами Трентом Резнором и Аттикусом Россом. Созданные ими рассеянные эмбиент партии корректно дополняют запутанность сюжета. И все же кого-то «Исчезнувшая» может отпугнуть своей стерильностью (не зря Розамунд Пайк однажды сравнила съемочную площадку Финчера с операционной): скрупулезное воплощение подчас носит безучастный характер.

За всеми сюжетными обстоятельствами, жанровыми переливами кроется одна печальная истина: мы, действительно, никогда не сможем узнать, о чем думает и что чувствует даже очень близкий нам человек. Оставляя за собой право на безрадостное послевкусие, режиссер в который раз не дает повода пожалеть об отведенных на просмотр фильма минутах.

Екатерина КУСТАРЁВА,
«Новая на Урале»

novayagazeta.ru