Skip to main content

Чимбо

Записки запасного корреспондента

Надеюсь, он уже капитан. Капитан с самым дивным звонком на телефоне. Он обожал главную тему из «Чип и Дейла». Тех самых, что вечно спешат на помощь. И был из той же когорты непризнанных героев, всегда готовых прийти на выручку.

В день, когда нас распределили по ротам, Климов устроил смотр. Выстроив инженерную роту, прошел ее от мала до велика, роняя скупые прилагательные:

— Длинный, вялый, кривой, ушастый…

Вдруг один матрос из середины строя привлек его внимание. Старший лейтенант снял перчатку и бросил ее оппоненту:

— Дуэль. На Трафальгарской площади. В полночь.

Так состоялось наше знакомство с командиром технической роты Виталием Климовым. Их канцелярия была в нашем расположении, поэтому мы часто виделись. Общение в первые полгода сводилось к построениям и словесным нагоняям:

— Что за бедлам? Когда я воевал во Вьетнаме…

— На компьютере? – уточнял писарь

— Ну, да… — нехотя соглашался старлей.

За играми в ноутбуке он проводил немного свободного времени. А не служебного, чем выгодно выделялся на фоне других офицеров. И могу сказать, что Климов был одним из двух НАСТОЯЩИХ ОФИЦЕРОВ, которых мне довелось узнать за год службы.

Слабину проявил лишь однажды. Стоял душный июль. Старослужащие стали отпрашиваться в магазин. Дежурный в тот день Климов ни в какую не пускал их к заветной минералке. Деды взяли его на измор:

— Мы Вам купим колу.

— Нет.

— Из холодильника.

— Нееет!

— Представьте: капелька влаги стекает по запотевшей, дымчатой бутылке…

Умел четко и с юмором доводить приказы до подчиненных:

— Когда я говорю «Бегом!», это значит, что ниндзя должна лететь, не касаясь земли!

А это другая его черта — умение красочно обозначить матроса. Ниндзя, печенька, бизон. Но самая любимая маркировка — чимбо. Эй, чимбо! Чимбо то, чимбо сё.

Ниндзя срочной службы его уважали. За харизматичность, за заботу. А главное — за умение слушать. Как-то за 10 минут мы дважды ослушались его приказа. Вместо того чтобы хорошенько нас отругать и покарать бунтовщиков, он с нами поговорил. Как с равными. А это многое значит.

Ведь он был немногим старше нас. Но был опытен и мужиковат. Хотя эта деталь относится ко многим молодым лейтенантам. В свои 22-23 года они умудрялись после лихой жизни в военных училищах выглядеть, как прожженные жизнью вояки. Климов вышел из десантного. Но с гордостью носил черный берет.

Во Владивостоке он возглавил расчистку местности в районе Снеговой Пади. Под его началом было более 200 саперов. После одного ЧП обязанности главы разминирования формально перешли к подполковнику из Хабаровска. Последний демонстративно отстранился, отдавая дань уважения человеку, чьи погоны были «слабее» на три позиции.

Разминирование — единственная боевая задача в мирное время. По всей России (и не только) саперы собирают и обезвреживают снаряды былых войн и складов. К сожалению, это всегда востребованная работа. Но все-таки через десяток лет я хочу услышать в новостях, что генерал Чимбо спешит на помощь.

Александр УЙМИН

 
novayagazeta.ru