Skip to main content

В чужом раю

Семья Ибрагим на вечерней прогулке. Амир катается на велосипеде, Василла общается с родителями Махмудом и Эвин. Они радуются новой жизни, надеются, что все будет хорошо, правда, страна и двор для них не родные. Добро пожаловать в чужой рай.


Семья Ибрагим

Анна Прилукова в пункте приема помощи для беженцев

За последнее время мне приходилось общаться с людьми, вынужденно покинувшими свои родные места. Сириец Махмуд Ибрагим и его семья в Берлине уже 5 месяцев. Ровно столько же у них ушло на дорогу из Дамаска в Берлин. «Добирались, как могли и на чем могли. Ехали, шли пешком, прошли Турцию и Болгарию», — рассказывает отец семейства, вздыхая и разводя руками.

В декабре 2013 они покинули Дамаск, тогда же лишились ощущения света и темноты, потеряли счет дням: «Мы потеряли все, — говорит Эвин, — дома разрушены, город тоже».

Таких семей, как Ибрагим, десятки тысяч. По понятным причинам больше всего подают заявки на убежище в другой стране люди, у которых на родине существует внутренний конфликт. На сегодняшний день лидирующими странами по числу беженцев являются Сирия и Украина. Преобладающая часть беженцев из Сирии стремится найти укрытие в развитых странах Европейского союза. Самой привлекательной европейской страной для переселенцев стала Германия. Кристоф Сандер, сотрудник Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев Германии, сообщил, что только за июль 2014 года на проживание в Германии было подано 19431 заявка. По его словам в списке самых массовых переселений на сегодняшний день по показателю трех лет вооруженного конфликта безоговорочно лидирует Сирия. И действительно, сирийские беженцы по числу запросов на получение убежища заняли первое место в июле 2014 г, а общее число прошений составило 3665.

Не осталась в стороне от проблемы притока беженцев и Россия. Конфликт в Украине вынуждает мирное население спасаться бегством. Свое убежище они находят, в основном, в нашей стране. Россия для них ближе и проще во многих отношениях: менталитет похож, язык все знают, да и родственники у многих здесь есть. По данным ФМС, из зоны конфликта с начала боевых действий приехала 481 тысяча человек. За убежищем в России обратилось порядка 20461 человека. Помимо этого в стране создано более 270 пунктов временного размещения. В Свердловской области пребывает около 5000 беженцев, 40% приехали в регион самостоятельно, без участия МЧС. Многие из них не планируют возвращаться на родину.
Светлана Прилукова и ее дочь Анна в  Екатеринбурге с июля 2014 года. «Мы вовремя покинули Донецк, — рассказывает Светлана, — в июле уже начались активные боевые действия. Возвращаться пока не планируем, да и куда? В Донецке сейчас нечего делать: пенсии не платят, есть нечего, работать негде — полная разруха».

Бегство из ада

«Я сириец я знаю, как война звучит и как выглядит. Если ты ее слышишь, ты счастливчик, потому что еще жив. Если ты не слышишь взрывающихся бомб, значит, тебя уже нет»,— рассказывает Махмуд. У его семьи не осталось выбора. Жить в полуразрушенном городе с двумя больными детьми практически невозможно. Бежать в другую страну было огромным риском, но и оставаться там тоже было нельзя. «Здесь в Берлине мы наконец-то можем спокойно спать, дети снова играют во дворе. Мы видели, как на улицах умирали люди. Останки потом сжигали, а запах сгоревшего мяса до сих пор ощущается в носу,— рассказывает Эвин, — мы не хотели, чтобы дети и дальше видели такое». В Берлине дети посещают специальные летние курсы для мигрантов и беженцев, способствующие изучению языка и интеграции. Они надеются в скором времени пойти в школу и завести новых друзей.

Покидая свою родину, Светлана и ее семья не выбирали, куда ехать, в Екатеринбурге у них есть родственники, у которых можно пожить, хотя и временно. «Собирались быстро, — вспоминает Светлана, — похватали, что подвернулось под руку, и сели в поезд. Нам повезло, билетов в плацкартный вагон не досталось и мы ехали в купе, поэтому на границе нас особо не проверяли, но некоторых людей снимали с поезда». Истинную цель поездки беженцы не могли написать. Их бы просто не пропустили через границу. Все писали, что едут «в гости».

Другая реальность

Вынужденно покидая свою родину, люди ищут лучшую жизнь в других странах. Чаще всего беженцы без знаний иностранного языка, денег и родственников.

Они рискуют всем, надеясь на лучшее, но зачастую их ожидания не оправдываются. «Когда мы заполняли анкету в ФМС для получения документа о временном нахождении, нас заверили, что с такой профессией, как у меня (инженер-строитель, высшее образование), я без труда найду работу. Сейчас октябрь, а я до сих пор без работы, дотации никакие не получаем, за оформление документов платим деньги, которых у нас и так нет». Светлана уже давно не питает иллюзий по поводу ее пребывания здесь: «А кому мы тут нужны? Никому. Приехали без приглашения и еще чего-то хотим».

Сирийская семья, прожив в Берлине чуть больше полугода, смотрит на свою новую жизнь тоже немного иначе. В Дамаске они жили в элитной квартире. В Берлине живут в общежитии (приюте), в одной комнате на шестерых и получают ежемесячное пособие в размере 600 евро на всю семью.

Они хотят стать свободными людьми и жить в демократическом обществе и развитой стране. «Конечно, мы счастливы, но пока у нас нет возможности работать, и это очень сильно напрягает, — говорит Эвин,— языковой барьер создает множество проблем. Мигрантов не очень любят принимать на работу, а без хорошей зарплаты мы не можем снимать жилье. В Германии, как правило, переселенцы могут работать только после девяти месяцев пребывания в стране. «Мы думали, что попали в рай, — размышляет Махмуд, — но без родного языка, без уважения и хорошо оплачиваемой работы, понимаешь, что ты здесь чужой».

Несомненно, жизнь этих людей стала спокойнее и безопаснее, чем дома. Они не боятся погибнуть, но испытывают страх неизвестности.

Люди должны быть в безопасности

За период XXI века в мире зафиксировано более 50 войн и конфликтов. В некоторых странах идет одновременно несколько войн. Более десяти из них можно классифицировать, как гражданские. Ежедневно в этих конфликтах погибают люди. Тысячи становятся у себя в странах заложниками сложившейся ситуации и им, как и героям нашей статьи, ничего не остается, как бежать туда, где не стреляют и не убивают. Кто возьмет на себя ответственность за эти искалеченные судьбы? Возможно ли быть счастливым вдали от Родины? Главная ценность любой страны — человек. Государство должно брать на себя ответственность за своих граждан. В любой точке Земли человек должен ощущать себя в безопасности. И когда все люди мира будут чувствовать себя защищенным, им не придется бежать в другие страны, они просто смогут остаться дома.

Александра ШЕЛЕГИНА

novayagazeta.ru