Skip to main content

Монумент памяти и укора

Событие, которое произошло в минувшую пятницу, можно одновременно считать и важным, и особо важным. Важным для города Екатеринбурга и особо важным для детей. Точнее, для детей войны, минувшей семь десятилетий назад. Это открытие монумента, посвященного детям — труженикам тыла. Монумент в бронзе, выполненный скульптором К. Грюнбергом и архитектором Ю. Дорошиным и отлитый мастерами «Литейного двора», расположен недалеко от скопления студенческой молодежи — рядом с педагогическим университетом, что на проспекте Космонавтов, рядом с метро Машиностроителей.

О том, что такой памятник нужен, говорили давно. Я вспоминаю свою встречу в девяностые годы со скульптором К.Грюнбергом в дендрарии возле цирка, на Аллее памяти свердловчан, погибших в годы Второй мировой войны. Уже тогда он вынашивал идею создания памятника и павшим, и их детям-сиротам. И на открытии памятника Константин Васильевич вспомнил о том периоде, не отказавшись от задумки.

Моему взгляду представилась необычная часть композиции: барельеф с изображением отдельных фрагментов тыловой жизни свердловских пацанов и девчонок, трудяг в полном смысле слова. Необычность не только в технике исполнения отлитых в металле фигур, удивляет словно сквозная, не назовешь ее ажурной, стена. Необычность еще и в том, что изображены труженики, в том числе и дети, без лощености и приглаживания. Я в своем выступлении на митинге обратил внимание на символ военной поры и нужды — на телогрейку! Телогрейки не по размеру на худеньких плечах парнишки и девчонки. И эта эстетика голода и изнурительного труда... Смотрел и вспомнил строчки стихотворения моего знакомого, который на юбилей общего друга — дитя войны — написал: «И недожор военных лет сказался на твоем телосложении…».

Описывать подробно то, что можно и нужно увидеть, не буду. Не стану и перечислять выступавших. Понятно и так, коли был губернатор со свитой. Было приличное количество людей. Могло бы быть и больше, если бы такое событие анонсировала екатеринбургская «вечерка». Но тут, к сожалению, сказалась «разнополярность» города и области. А впрочем…

А впрочем, все было предусмотрено организаторами. Если бы узнали мы не за два-три часа до открытия, а накануне, мы бы могли выкинуть какой-нибудь фортель в тему события. Поэтому удалось в спешном порядке двум десяткам детей погибших воинов прихватить пустые наградные подушечки и крупные фотографии павших отцов, и без плакатов протиснуться на видное место. И я с трибуны отметил, что дети встали к станкам вместо ушедших на фронт. Они через «не могу» делали все для фронта, все для победы, но… Почему же павшие ратники, отдавшие жизни за победу, фактически не отмечены ни единой наградой спасенным государством? И этот памятник будет пусть запоздалым, но нашим сторонником и укором властям в отношении ущербной памяти погибших, пропавших без вести и погибших в плену и умерших от ран.

Выступавшие говорили и о том, что это первый в России памятник Детям войны. Я полагаю, что не принижу авторитет этого творения по части приоритета. Я давно интересуюсь данной темой. И знаю, что в ряде регионов есть памятники со сходным названием. В Волгограде уже не один десяток лет стоит памятник детям войны, не эвакуированных в период боев из города. В Оренбурге и в Бурятии недавно открыли памятники. В Красноярске в мае 2005 года тоже появился памятник. И в Петербурге в мае прошлого года губернатор торжественно открыл памятник детям-блокадникам. В этих памятниках есть запечатленное обездоленное детство. Единственное, питерский памятник вызвал у меня отторжение. Как будто собрали из запасников прилизанные скульптурки «советского счастливого детства» и выставили радостных улыбающихся детей с самолетиками, а тех, что чуть постарше — в гимнастерке с боевыми наградами… Нет, работа Грюнберга показывает правду войны через непосильный труд юных работяг. И в этом его и уникальность, и приоритетность.

Алексей ЗЫКОВ
Жду ваши отклики, уважаемые читатели, по адресу:
620075, Екатеринбург, а/я 41, Зыкову А.А.

Фото Ольги КАМЕНЕВОЙ


novayagazeta.ru