Skip to main content

Кто шьет «заказные» уголовные дела?

Верх-Исетская прокуратура пытается отстоять в суде законность постановления, признанного поддельным Следственным комитетом РФ

В Верх-Исетском суде Екатеринбурга начался уникальный судебный процесс — заявитель обратился с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ о признании постановления о возбуждении уголовного дела незаконным. Парадоксальность ситуации состоит в том, что процессуальным документом, утвержденным вышестоящим прокурором, указанное постановление признано поддельным. Наш корреспондент побывал на этом нетривиальном процессе. На первом судебном заседании авторами жалобы заявлен отвод составу суда и помощнику прокурора района.

— Судья в рамках предыдущих жалоб при рассмотрении уголовного дела № 192101 видела наличие в деле трех (!) постановлений о возбуждении одного и того же уголовного дела за подписью одного человека, изготовленных в одно и то же время, но с разной описательной частью, однако отказала нам в ходатайствах о дополнительном исследовании обстоятельств возбуждения уголовного дела. В отводе мы акцентируем внимание на том, что судья уже исследовала обжалуемый процессуальный документ, сочла допустимым явное и очевидное нарушение уголовно-процессуального закона, т.е. уже сделал вывод о его законности. В этом случае заявление об отводе корректно, законно и обосновано, — рассказал нам Владимир Дереча, заявитель, директор ЗАО «СТРОЙТЕРРА». — Заместитель Генерального прокурора РФ Пономарев Ю.А. счел законным и обоснованным вывод следственного комитета о поддельности постановления, но нижестоящая прокуратура не отменяет поддельный процессуальный документ, т.е. руководствуется иной позицией! Это нонсенс. Мы привлекли внимание суда к этой парадоксальной ситуации, заявив отвод представителю Верх-Исетской прокуратуры, обосновав его и тем, что именно подразделение надзорного органа, которое он представляет, ввело в процессуальный оборот заведомо поддельный документ и длительное время с маниакальным упорством бережет его «законный» статус.

Многократно предприятие заявляло о нарушениях, допускаемых работниками правоохранительных органов при вмешательстве в деятельность предприятия, воздействуя на конкурентную среду в интересах отдельных компаний и вмешиваясь в гражданско-правовые отношения хозяйствующих субъектов. По истечению почти четырех лет, следователь по особо важным делам Следственного комитета по УрФО установил, что процессуальные документы для начала производства уголовного дела № 192101«были изготовлены неустановленным лицом, в том числе возможно из числа сотрудников органов внутренних дел, прокуратуры Верх-Исетского района г. Екатеринбурга, прокуратуры г.Екатеринбурга, прокуратуры Свердловской области».

Остается добавить, что силовики возбудили уголовное дело и в привязке с этим фактом стали распространять дискредитирующую ЗАО «СТРОЙТЕРРА» информацию, опасаясь успешной конкуренции на рынке ЖКХ Екатеринбурга с одной из приближенных к городскому руководству управляющих организаций. «Мы задели бизнес-интересы руководства города, которое сразу включило свой ресурс, — поясняет Владимир Яковлевич. — Действенна ли прокуратура Свердловской области как орган процессуального надзора? Как разрешится вопрос субординации, ведь нижестоящий прокурор будет выступать опровергателем позиции заместителя Генерального прокурора. Факт отсутствия до начала процесса решения об отмене заведомо поддельного документа — это вызов. Это ничем необъяснимое (кроме интересов защиты чести мундира) расходование средств налогоплательщиков. Основная задача прокуратуры — своевременно применять меры прокурорского надзора при выявленных нарушениях. Позиция прокуратуры, получается, направлена в оправдание действий преступников, подделавших обжалуемый документ. Хотелось бы, чтобы позиция прокурора вызывала более чистые ассоциации».

Александр БРЯНСКИЙ
«Новая на Урале»

novayagazeta.ru