Skip to main content

Арбенина. Как это было

Все случилось благодаря одной бодрой девушке, назовем ее Зина Кроткая (по требованию героини ее имя и фамилия изменены — прим. ред.), — именно она не смирилась с отменой концерта в Екатеринбурге и стала вести себя так, будто маразм «псевдопатриотов» для нее ничего не значит и к нему стоит относиться как к чьей-то временной душевной болезни.

Сначала она пришла к Ройзману: «Евгений Вадимович, давайте подумаем, как сделать концерт». Думали-думали, ничего не придумали. Потом она начала теребить меня: «Дмитрий Александрович, давайте подумаем. Хозяину площадки нужно хоть какое-нибудь письмо о том, что концерт разрешают».

Иезуитство в том, что концерт, по идее, никто и не запрещал. Просто кто-то неизвестный позвонил неизвестно кому неизвестно откуда и веско сказал в трубку: «Не надо!» — для наших гордых и свободных чиновников этого оказалось достаточно для того, чтобы отменить, а вернее, не разрешить концерт Арбениной (напомним, концерт был запланирован в ККТ «Космос», директор Алексей Селезнев — прим. ред.).

Тут ведь как в анекдоте:

— У вас можно курить?

— Конечно, нет.

— А чьи окурки у вас здесь тогда разбросаны?

— А это окурки тех, кто не спрашивал разрешения.

Арбенина попала в такой замес, что на нее лучше выписывать письменное разрешение, которое будет выглядеть по-идиотски, примерно как «Настоящим подтверждаю соблюдение принципов Конституции Российской Федерации на территории Муниципального образования «город Екатеринбург» дата, подпись» — если бы такая бумага появилась, можно было б этого чиновника сразу брать и препровождать в клинику для душевнобольных. Потому как Конституция наша незыблема, священна, неприкосновенна и охраняется самим Гарантом (смех в зале).

И вот сижу я, смотрю на Кроткую и понимаю, что получить такую бумагу от кого-нибудь из городской Администрации для того, чтобы подстраховать хозяина площадки (это где будет проводиться концерт) — дохлый номер. И грущу. А Кроткая (огонь-баба!) только что за грудки меня не трясет.

И вдруг появляется идея. Пишем письмо на имя Александра Эдмундовича Якоба (Глава Администрации Екатеринбурга, если кто не знает) с детским наивным вопросом: «Существуют ли законные основания для недопущения концерта группы «Ночные снайперы» в г. Екатеринбурге?». Ну, там преамбула о том, какие «Ночные Снайперы» хорошие, и как они борются за все хорошее против всего плохого…

Прихожу я к Александру Эдмундовичу, вручаю ему это письмо и прошу ответить на него чисто формально, с точки зрения закона и как можно быстрее. Что он и пообещал сделать.

А с точки зрения закона и формально ответ может быть только один, и все участники регаты его знают: «…причин запрещать концерт группы «Ночные Снайперы» в г. Екатеринбурге не имеется».

Дальше началось обычное перемещение документа. Якоб расписал его в отдел по связям с общественностью, они там поручили кому-то, тот, понимая, какая «горячая картофелина» у него в руках, попытался ее перепоручить, отправил на дополнительное согласование — чиновники понимали, что «в случае чего» тот, кто примет окончательное решение, окажется виноват. И всеми силами уклонялись от принятия этого решения. Ну да, за Арбенину на амбразуру бросаться никто не был готов. И кидаться в них за это камнями у меня даже рука не поднимается.

Кроткая теребила меня, теребила их — документ шел со стола на стол тяжело, как безногий инвалид по лестнице. Наконец, когда все сроки уже вышли, Вера пришла в мэрию, нацепила на лицо выражение «умру, но без письма не уйду» и села у кабинета ждать. А в тот день у нее еще собака любимая умерла — в общем, она не выдержала и в какой-то момент зарыдала. С подвываниями. Твердокаменные чиновницы городской мэрии, до этого бестрепетно отсылавшие ее из кабинета в кабинет, были потрясены столь человеческим проявлением эмоций и своей черствостью заодно, отпаивали ее водичкой и всячески успокаивали, и было долгожданное «где же это письмо-то, госссподи, отдайте его уже!».

Дальше было как у всех. Получив «охранную грамотку», хозяин площадки дал добро на подготовку к концерту — покупку билетов музыкантам, бронирование гостиницы, распространение билетов, афиши — все как обычно.

И был концерт. И была Арбенина. И ее песни. О том, что жизнь трудна и не всегда счастлива, что только любовь делает нас людьми, и она тоже не всегда бывает взаимной, что жизнь — это не только счастье, но и боль, и не всегда понятно, что лучше, что надо делать свое дело, несмотря ни на какие обстоятельства, ибо только так мы можем открыто и честно смотреть в глаза друг другу. Что надо — жить. И принимать жизнь во всем ее многообразии.

Теперь об этом можно рассказать.

Дмитрий ГОЛОВИН

novayagazeta.ru